Стихотворения поэта Анненский Иннокентий Федорович

Молот и искры

Молот жизни, на плечах мне камни дробя, Так мучительно груб и тяжел, А ведь, кажется, месяц еще не прошел, Что я сказками тешил себя…

Дымные тучи

Солнца в высях нету. Дымно там и бледно, А уж близко где-то Луч горит победный. Но без упованья Тонет взор мой сонный В трепете

Там

Ровно в полночь гонг унылый Свел их тени в черной зале, Где белел Эрот бескрылый Меж искусственных азалий. Там, качаяся, лампады Пламя трепетное лили,

То было на Валлен-Коски

То было на Валлен-Коски. Шел дождик из дымных туч, И желтые мокрые доски Сбегали с печальных круч. Мы с ночи холодной зевали, И слезы

Мучительный сонет

Едва пчелиное гуденье замолчало, Уж ноющий комар приблизился, звеня… Каких обманов ты, о сердце, не прощало Тревожной пустоте оконченного дня? Мне нужен талый снег

Сиреневая мгла

Наша улица снегами залегла, По снегам бежит сиреневая мгла. Мимоходом только глянула в окно, И я понял, что люблю ее давно. Я молил ее,

Офорот (На синем куполе белеют облака…)

На синем куполе белеют облака, И четко ввысь ушли кудрявые вершины, Но пыль уж светится, а тени стали длинны, И к сердцу призраки плывут

Canzone

Если б вдруг ожила небылица, На окно я поставлю свечу, Приходи… Мы не будем делиться, Все отдать тебе счастье хочу! Ты придешь и на

Призраки

И бродят тени, и молят тени: “Пусти, пусти!” От этих лунных осеребрений Куда ж уйти? Зеленый призрак куста сирени Прильнул к окну… Уйдите, тени,

Я люблю

Я люблю замирание эха После бешеной тройки в лесу, За сверканьем задорного смеха Я истомы люблю полосу. Зимним утром люблю надо мною Я лиловый

Осенний романс

Гляжу на тебя равнодушно, А в сердце тоски не уйму… Сегодня томительно душно, Но солнце таится в дыму. Я знаю, что сон я лелею,

Офорт (Гул печальный и дрожащий…)

Гул печальный и дрожащий Не разлился – и застыл… Над серебряною чащей Алый дым и темный пыл. А вдали рисунок четкий – Леса синие

Nox vitae

Отрадна тень, пока крушин Вливает в кровь холоз жасмина… Но… ветер… клены… шум вершин С упреком давнего помина… Но… в блекло-призрачной луне Воздушно-черный стан

Киевские пещеры

Тают зеленые свечи, Тускло мерцает кадило, Что-то по самые плечи В землю сейчас уходило, Чьи-то беззвучно уста Молят дыханья у плит, Кто-то, нагнувшись, “с

Картинка (В аллею черные спустились небеса…)

В аллею черные спустились небеса, Но сердцу в эту ночь не превозмочь усталость… Погасшие огни, немые голоса, – Неужто это все, что от мечты