Стихотворения поэта Анненский Иннокентий Федорович

Квадратные окошки

О, дали лунно-талые, О, темно-снежный путь, Болит душа усталая И не дает заснуть. За чахлыми горошками, За мертвой резедой Квадратными окошками Беседую с луной.

Черный силуэт (сонет)

Пока в тоске растущего испуга Томиться нам, живя, еще дано, Но уж сердцам обманывать друг друга И лгать себе, хладея, суждено; Пока прильнув сквозь

Третий мучительный сонет (строфы)

Нет, им не суждены краса и просветленье; Я повторяю их на память в полусне, Они – минуты праздного томленья, Перегоревшие на медленном огне. Но

Сумрачные слова

За ветхой сторою мы рано затаились, И полночь нас мечтой немножко подразнила, Но утру мы глазами повинились, И утро хмурое простило… А небо дымное

Сверкание

Если любишь – гори! Забываешь – забудь! Заметает снегами мой путь. Буду день до зари Меж волнистых полян От сверканий сегодня я пьян. Сколько

Милая

“Милая, милая, где ж ты была Ночью, в такую метелицу?” – “Горю и ночью дорога светла, К дедке ходила на мельницу”. “Милая, милая, я

Последние сирени

Заглох и замер сад. На сердце все мутней От живости обид и горечи ошибок… А ты что сберегла от голубых огней, И золотистых кос,

8

Девиз Таинственной похож На опрокинутое 8: Она – отраднейшая ложь Из всех, что мы в сознаньи носим. В кругу эмалевых минут Ее свершаются обеты,

Мухи как мысли

Я устал от бессонниц и снов, На глада мои пряди нависли: Я хотел бы отравой стихов Одурманить несносные мысли. Я хотел бы распутать узлы…

Сон и нет

Нагорев и трепеща, Сон навеяла свеча… В гулко-каменных твердынях Два мне грезились луча, Два любимых, кротко-синих Небо видевших луча В гулко-каменных твердынях. Просыпаюсь. Ночь

Просвет

Ни зноя, ни гама, ни плеска, Но роща свежа и темна, От жидкого майского блеска Все утро таится она… Не знаю, о чем так

Листы

На белом небе все тусклей Златится горняя лампада, И в доцветании аллей Дрожат зигзаги листопада. Кружатся нежные листы И не хотят коснуться праха… О,

Я на дне

Я на дне, я печальный обломок, Надо мной зеленеет вода. Из тяжелых стеклянных потемок Нет путей никому, никуда… Помню небо, зигзаги полета, Белый мрамор,

Трое

Ее факел был огнен и ал, Он был талый и сумрачный снег: Он глядел на нее и сгорал, И сгорал от непознанных нег. Лоно

Кэк-уок на цимбалах

Молоточков лапки цепки, Да гвоздочков шапки крепки, Что не раз их, Пустоплясых, Там позастревало. Молоточки топотали, Мимо точки попадали, Что ни мах, На струнах