Стихотворения поэта Аронзон Леонид Львович

Павловск

Уже сумерки, как дожди. Мокрый Павловск, осенний Павловск, облетает, слетает, дрожит, как свеча, оплывает. О август, схоронишь ли меня, как трава сохраняет опавшие листья,

То потрепещет, то ничуть

То потрепещет, то ничуть… Смерть бабочки? Свечное пламя? Горячий воск бежит ручьями по всей руке и по плечу. Подняв над памятью свечу, лечу, лечу

Благодарю Тебя за снег

Благодарю Тебя за снег, за солнце на Твоем снегу, за то, что весь мне данный век благодарить Тебя могу. Передо мной не куст, а

Осень 1968 года

Прислонившийся к дубу дверей вижу медь духового оркестра, темный лак и карет и коней, от мундиров, шелков и ливрей здесь в саду и тревожно

По взморью Рижскому, по отмелям

По взморью Рижскому, по отмелям, ступал по топкому песку, у берегов качался с лодками, пустыми лодками искусств, А после шел, сандали прыгали, на пояс

Клянчали платформы: оставайся!

Рике Клянчали платформы: оставайся! Поезда захлебывались в такте, и слова, и поручни, и пальцы, как театр вечером в антракте. Твоя нежность, словно ты с

Гуляя в утреннем пейзаже

Гуляя в утреннем пейзаже, я был заметно одинок, и с криком: «Маменьки, как страшен!» пустились дети наутек. На видя все: и пруд, и древо,

Хорошо на смертном ложе

Хорошо на смертном ложе: запах роз, других укропов, весь лежишь, весьма ухожен, не забит и не закопан. Но одно меня тревожит, что в дубовом

Мое веселье — вдохновенье

Мое веселье — вдохновенье. Играют лошади в Луне, — вот так меня читают Боги в своей высокой тишине. Я думал выйти к океану и

По городу пойду веселым гидом

По городу пойду веселым гидом и одарю цыганку за цветок, последнйи снег, капелями изрытый, ужне не снег, а завтрашний поток. Развесь, весна, над улицами

Несчастно как-то в Петербурге

Несчастно как-то в Петербурге. Посмотришь в небо — где оно? Лишь лета нежилой каркас гостит в пустом моем лорнете. Полулежу. Полулечу. Кто там полулетит

Принимаю тебя, сиротство

«Как бедный шут о злом своем уродстве, я повествую о своем сиротстве…» М. Цветаева Принимаю тебя, сиротство, как разлуку, разрыв, обиду, как таскают уроды

Вот человек, идущий на меня

Вот человек, идущий на меня, я дулаюсь короче, я меняюсь, я им задавлен, оглушен, я смят, я поражен, я просто невменяем, О, что задумал

Утро

Каждый легок и мал, кто взошел на вершину холма, как и легок, и мал он, венчая вершину лесного холма! Чей там взмах, чья душа

Есть между всем молчание. Одно

Есть между всем молчание. Одно. Молчание одно, другое, третье. Полной молчаний, каждое оно — есть матерьял для стихотворной сети. А слово — нить. Его