Стихотворения поэта Аронзон Леонид Львович

По взморью Рижскому, по отмелям

По взморью Рижскому, по отмелям, ступал по топкому песку, у берегов качался с лодками, пустыми лодками искусств, А после шел, сандали прыгали, на пояс

Клянчали платформы: оставайся!

Рике Клянчали платформы: оставайся! Поезда захлебывались в такте, и слова, и поручни, и пальцы, как театр вечером в антракте. Твоя нежность, словно ты с

Гуляя в утреннем пейзаже

Гуляя в утреннем пейзаже, я был заметно одинок, и с криком: «Маменьки, как страшен!» пустились дети наутек. На видя все: и пруд, и древо,

Хорошо на смертном ложе

Хорошо на смертном ложе: запах роз, других укропов, весь лежишь, весьма ухожен, не забит и не закопан. Но одно меня тревожит, что в дубовом

Мое веселье — вдохновенье

Мое веселье — вдохновенье. Играют лошади в Луне, — вот так меня читают Боги в своей высокой тишине. Я думал выйти к океану и

По городу пойду веселым гидом

По городу пойду веселым гидом и одарю цыганку за цветок, последнйи снег, капелями изрытый, ужне не снег, а завтрашний поток. Развесь, весна, над улицами

Несчастно как-то в Петербурге

Несчастно как-то в Петербурге. Посмотришь в небо — где оно? Лишь лета нежилой каркас гостит в пустом моем лорнете. Полулежу. Полулечу. Кто там полулетит

Принимаю тебя, сиротство

«Как бедный шут о злом своем уродстве, я повествую о своем сиротстве…» М. Цветаева Принимаю тебя, сиротство, как разлуку, разрыв, обиду, как таскают уроды

Вот человек, идущий на меня

Вот человек, идущий на меня, я дулаюсь короче, я меняюсь, я им задавлен, оглушен, я смят, я поражен, я просто невменяем, О, что задумал

Утро

Каждый легок и мал, кто взошел на вершину холма, как и легок, и мал он, венчая вершину лесного холма! Чей там взмах, чья душа

Есть между всем молчание. Одно

Есть между всем молчание. Одно. Молчание одно, другое, третье. Полной молчаний, каждое оно — есть матерьял для стихотворной сети. А слово — нить. Его

Лесничество

Не вожделеясь расстояньем с Холма, подъемлющего бор, как бы в беспамятстве стоял я один в лесничестве озер. Июль. Воздухоплаванье. Объем обугленного бора. Редколесье. Его

Сонет

За голосом твоим, по следу твоему, за голосом, как за предназначеньем, вдоль фонарей — там улица в дыму холодного и тихого свеченья. Вот лестница!

В двух шагах за тобою рассвет

В двух шагах за тобою рассвет. Ты стоишь вдоль прекрасного сада. Я смотрю — но прекрасного нет, только тихо и радостно рядом. Только осень

Мадригал

Рите Как летом хорошо — кругом весна! то в головах поставлена сосна, то до конца не прочитать никак китайский текст ночного тростника, то яростней