Стихотворения поэта Астафьева Наталья Георгиевна

Не беги испуганным цыпленком

Не беги испуганным цыпленком: телом — к материнскому бедру. К небу поднимаешь головенку… Мы играем в древнюю игру. Только бомбы нынешние много когтя ястребиного

В этой комнате мне сегодня тесно

В этой комнате мне сегодня тесно, радости моей она вместить не может! Город слишком встает отвесно, слишком избит-исхожен… У меня же любовь, непокорно большая,

Баржа

Баржа грузно идет, в воду вбитая. Ночь над баржей встает, неумытая. На борту хохоток — ну и весело! В голубой холодок ноги свесили. Звезды

Кавказ

Повис в горах заснеженный ручей, поток камней остановился в беге, и спутник мой устало о ночлеге уже твердил, стучась ладонью в дверь. Вставала жизнь,

Полкруга, даже четверть круга

Полкруга, даже четверть круга летательного аппарата, мгновенье краткого испуга — и больше ни отца, ни друга, ни мужа, ни сестры, ни брата. На сцене

Хочу быть похоронена

Хочу быть похоронена под мерный стук копыт. На черном катафалке пусть черный гроб стоит. В черных попонах лошади и кучер в черном весь —

Холодно, братцы, холодно

Холодно, братцы, холодно, скучно брести под дождем, близость зимы наступающей чувствуется во всем. Низкие серые тучи, рваные клочья мглы, каждого давит и мучит близость

Брачные песни невидимых птиц

Брачные песни невидимых птиц в небе – как русских церквей перезвон. Только от первых снесенных яиц тундра замолкнет – такой здесь закон. Пальцами красных

Когда мимо летят поезда

Когда мимо летят поезда, сотрясается наша дача, деревянные планки скачут, двери хлопают наудачу — но не ждем мы гостя сюда. Над платформой июльское пекло.

На кочках

На кочках вылинявший снег повис, как шерсти клочья. И смерть задумал человек, как камень, мысль ворочая. И ухнуло и вверх пошло, беременное семенем, как

Сама сажала на престол

Сама сажала на престол, сама с престола низвергала. «Король-то гол! Король-то гол!» — сама всех звонче хохотала. Не королевой я была, а той девчонкой

Из норок вылезшие звери

Из норок вылезшие звери резвятся тихо под луной… Конец приходит биосфере, и нашей суетности злой.

О господи, такие муки

О господи, такие муки испытывать! Зачем, зачем? Люди — бессмысленные куклы на ниточках своих систем.

Мохом поросшие домики

Мохом поросшие домики у леса на берегу осенние соломенные пространства берегут. Бегут лохматые поздние с дальнего севера тучи. Серый, в скелетах берез, лес качается

Бывает же, приснится

Бывает же, приснится, господь не приведи, война или убийца и пропасть впереди. Летишь, крича, на дно в кромешный мрак и стужу, а пропасть уже,