Стихотворения поэта Астафьева Наталья Георгиевна

Ты никогда не забывал

Ты никогда не забывал, когда в каком была я платье, ты никогда не забывал, где задержали нас объятья — меня ты только забывал! Вся

Когда она посуду мыла

Когда она посуду мыла, летали мысли далеко, ее загадочно манило пустое гулкое окно. Она в него ложилась птицей и опускалась пауком, было забавно опуститься,

Юродство слабости я не приемлю

Юродство слабости я не приемлю. Пусть я врасту под глыбой горя в землю. Пусть каменных палат себе не выстрою. Я выстою. Я в грудь

С этим миром ласково прощаюсь

С этим миром ласково прощаюсь, уходя, придерживаю дверь… Не печалю вас своей печалью, милы мне и человек и зверь.

А ты что радуешься, дурень?

А ты что радуешься, дурень? Что ты пойдешь на корм червям? Мир примитивен, но структурен и чавкает, как ты: «ням-ням…»

Лягу. Крепок сон-темница

Лягу. Крепок сон-темница. Мышцы чувств напряжены. Неотвязное мне снится. Страшные бывают сны. Там умершие давно люди — все еще живые. Небылицы, дни былые сон

Погибнут первыми

Погибнут первыми сосна и ель, кедр, пихта, лиственница, туя — их губит облученье пять рентген. Потом пернатые: дрозды, скворцы, синицы, щеглы, чечетки, зяблики, кукушки

Дым поднимается снизу

Дым поднимается снизу, медленный, плавный, долгий… «Лизанька, Лизочка, Лиза» — кто-то кричит над Волгой. Кто-то живет иначе: правильно, просто, мудро. Дверь открываю настежь в

Доносители, соглядатаи

Доносители, соглядатаи, современники, соседи… О, эпоха, твои проклятые на себе я чувствую сети! Искалечены, переломаны, изуродованы ваши души. Насторожены на все стороны, как локаторы,

Война мне виделась Горгоной

Война мне виделась Горгоной со змеями казахских кос. Над нею возвышались горы, под нею унижался город и костылями нервно трес. Весь город торговал. Иголка

Я больна, больна сегодня

Я больна, больна сегодня, потому что не свободна, потому что целый мир заперт в камерах квартир.

Память отрочества — мой семейный ларец

Память отрочества — мой семейный ларец, там не жемчуг — мои затвердевшие слезы, там еще улыбается мертвый отец и по снегу скрипят детских санок

Мы не замерзнем и не сгорим

Мы не замерзнем и не сгорим, стала стартовой площадкой планета, улетим мы с земли, улетим перед самым концом света. Так я думала, но не

Когда я заболею

Когда я заболею, умрет последний друг, и голод, мальчик маленький, пойдет скакать вокруг… Свезет меня в больницу могучий санитар, медсестры круглолицы, а повар —

Польские революционные песни

Польские революционные песни! «Варшавянка», «Червоны штандар», воскрешавшие после репрессий память в сердце о чем-то давнем! Я рыдала, услышав снова ваши полузабытые тексты о тиранах,