Стихотворения поэта Ахмадулина Белла Ахатовна

Взойти на сцену

Пришла и говорю: как нынешнему снегу легко лететь с небес в угоду февралю, так мне в угоду вам легко взойти на сцену. Не верьте

Описание ночи

Глубокий плюш казенного Эдема, развязный грешник, я взяла себе и хищно и неопытно владела углом стола и лампой на столе. На каторге таинственного дела

Чужая машинка

Моя машинка — не моя. Мне подарил ее коллега, которому она мала, а мне как раз, но я жалела ее за то, что человек

Пререкание с Крымом

Перед тем как ступить на балкон, я велю тебе, Богово чудо: пребывай в отчужденье благом! Не ищи моего пересуда. Не вперяй в меня рай

Завидна мне извечная привычка

Завидна мне извечная привычка быть женщиной и мужнею женою, но уж таков присмотр небес за мною, что ничего из этого не вышло. Храни меня,

Чем отличаюсь я от женщины с цветком

Чем отличаюсь я от женщины с цветком, от девочки, которая смеется, которая играет перстеньком, а перстенек ей в руки не дается? Я отличаюсь комнатой

Бьют часы, возвестившие осень

Бьют часы, возвестившие осень: тяжелее, чем в прошлом году, ударяется яблоко оземь — столько раз, сколько яблок в саду. Этой музыкой, внятной и важной,

День: 12 марта 1981 года

Дни марта меж собою не в родстве. Двенадцатый — в нем гость или подкидыш. Черты чужие есть в его красе, и март: «Эй, март!»

Семья и быт

Ане Сперва дитя явилось из потемок небытия. В наш узкий круг щенок был приглашен для счастья. А котенок не столько зван был, сколько одинок.

Кофейный чертик

Опять четвертый час. Да что это, ей-богу! Ну, что, четвертый час, о чем поговорим? Во времени чужом люблю свою эпоху: тебя, мой час, тебя,

Не добела раскалена

Не добела раскалена, и все-таки уже белеет ночь над Невою. Ум болеет тоской и негой молодой. Когда о купол золотой луч разобьется предрассветный и

Два гепарда

Этот ад, этот сад, этот зоо — там, где лебеди и зоосад, на прицеле всеобщего взора два гепарда, обнявшись, лежат. Шерстью в шерсть, плотью

Подражание

Грядущий день намечен был вчерне, насущный день так подходил для пенья, и четверо, достойных удивленья, гребцов со мною плыли на челне. На ненаглядность этих

Возвращение из Ленинграда

Все б глаз не отрывать от города Петрова, гармонию читать во всех его чертах и думать: вот гранит, а дышит, как природа… Да надобно

Не писать о грозе

Беспорядок грозы в небесах! Не писать! Даровать ей свободу — невоспетою быть, нависать над землей, принимающей воду! Разве я ее вождь и судья, чтоб