Стихотворения поэта Белый Андрей

В темнице

Пришли и видят — я брожу Средь иглистых чертополохов. И вот опять в стенах сижу. В очах — нет слез, в груди — нет

Пока над мертвыми людьми

Пока над мертвыми людьми Один ты не уснул, дотоле Цепями ржавыми греми Из башни каменной о воле. Да покрывается чело,- Твое чело, кровавым потом.

Отчаянье

Веселый, искрометный лед. Но сердце — ледянистый слиток. Пусть вьюга белоцвет метет,- Взревет; и развернет свой свиток. Срывается: кипит сугроб, Пурговым кружевом клокочет, Пургой

А. А. Блоку

Я помню — мне в дали холодной Твой ясный светил ореол, Когда ты дорогой свободной — Дорогой негаснущей шел. Былого восторга не стало. Все

Ночью на кладбище

Кладбищенский убогий сад И зеленеющие кочки. Над памятниками дрожат, Потрескивают огонечки. Над зарослями из дерев, Проплакавши колоколами, Храм яснится, оцепенев В ночь вырезанными крестами.

Горе

Солнце тонет. Ветер:- стонет, Веет, гонит Мглу. У околицы, Пробираясь к селу, Паренек вздыхает, молится На мглу. Паренек уходит во скитаньице; Белы-руки сложит на

Упорный маг, постигший числа

Упорный маг, постигший числа И звезд магический узор. Ты — вот: над взором тьма нависла… Тяжелый, обожженный взор. Бегут года. Летят: планеты, Гонимые пустой

Поджог

Заснувший дом. Один, во мгле Прошел с зажженною лучиною. На бледном, мертвенном челе Глухая скорбь легла морщиною. Поджег бумаги. Огонек Заползал синей, жгучей пчелкою.

Под окном

Взор убегает вдаль весной: Лазоревые там высоты… Но «Критики» передо мной — Их кожаные переплеты… Вдали — иного бытия Звездоочитые убранства… И, вздрогнув, вспоминаю

Искуситель

О, пусть тревожно разум бродит И замирает сердце — пусть, Когда в очах моих восходит Философическая грусть. Сажусь за стол… И полдень жуткий, И

Весна

Все подсохло. И почки уж есть. Зацветут скоро ландыши, кашки. Вот плывут облачка, как барашки. Громче, громче весенняя весть. Я встревожен назойливым писком: Подоткнувшись,

Убийство

Здравствуй, брат! За око око. Вспомни: кровь за кровь. Мы одни. Жилье далеко. Ей, не прекословь! Как над этой над лужайкой Кровь пролью твою…

Отпевание

Лежу в цветах онемелых, Пунцовых,- В гиацинтах розовых и лиловых, И белых. Без слов Вознес мой друг — Меж искристых блесток Парчи — Малиновый

В Летнем саду

Над рестораном сноп ракет Взвивается струею тонкой. Старик в отдельный кабинет Вон тащит за собой ребенка. Над лошадиною спиной Оголена, в кисейной пене,- Проносится

Из окна

Гляжу из окна я вдоль окон: здесь — голос мне слышится пылкий, и вижу распущенный локон… Там вижу в окне я бутылки… В бутылках