Стихотворения поэта Богданов Василий Иванович

Eppur si muove!

Страх пытки и тюрьма выну- дили Галилея отречься от убеж- дения в движении земли. После торжественно принятой очисти- тельной присяги Галилей, топ- нувши ногою,

Диалог версальского и парижского хора

Хор версальский Мы — домовладельцы, мы — владельцы ренты. Хор парижский Ваши квартиранты мы, мы — рабочий класс. Хор версальский Нет, вы — коммунисты,

Беседа с музою (в чисто классическом роде)

Как-то муза мне сказала, Потрепав меня рукой: «Влас, мой друг, ты пишешь мало, Пой! пой! пой!» И ответил я сестрице: «Я спою тебе, изволь,

Свой идеал

Глаз видит, да зуб неймет. Пословица Упрекают все меня в застое, Говорят, что я б, вишь, не желал Улучшений в быте масс… Пустое! Создан

Орел французский встарь вносил

Орел французский встарь вносил Свободу, братство и равенство, И вдруг теперь он поступил В распоряженье духовенства. Он защищает мрак и гнет, Он с иезуитом,

Французы в Суэце, как видно

Французы в Суэце, как видно, Канал не на шутку ведут, — Ну, это немножко обидно: Дорога ведь в Индию тут… Джон Буль заламаншского друга

Э. Шнейдеру

У вас в Крезо теперь волненья, Там прав рабочие хотят, Для вас большое затрудненье При этом вышло, говорят. Как президент права народа Должны вы

Проезжим

Что вы смотрите так подозрительно На заплаты одежды моей? Или прихоть пришла снисходительно Бросить мне пару медных грошей? Вы сегодня добры изумительно, Благодарен я

Для грозной силы неприятно

Для грозной силы неприятно, Когда подавленным понятно, Что больше нечего терять, Когда родится убежденье, Что смерть отраднее мученья, Что с жизнью нечего терять, Когда

Дубинушка

Много песен слыхал я в родной стороне, Как их с горя, как с радости пели, Но одна только песнь в память врезалась мне, Это

Плантаторам рабов отдали напоследках

Плантаторам рабов отдали напоследках, Чтоб из рабов они сок выжали пока… Рабов же, как зверей, запертых в тесных клетках, Дразнить свободою хотят издалека. Но

О свободе громких фраз

О свободе громких фраз Много слышится у нас, Но сознаться хоть обидно, А свободы все не видно… Так же бедствует народ, Так же все

А. Тьеру

Развивать он бойко стал Прежние традиции, Он всю Францию отдал Под надзор полиции, Прихоть он свою зовет Волею народною, А республикою — гнет Над

Мы — особь статья!

C’est vrai, mon cher! И спесь и чванство Не в духе нынешних идей, Но наше старое дворянство Не грех бы поддержать, ей-ей! Ведь что

Очень грозен горизонта

Очень грозен горизонта Политического вид, От Кале до Геллеспонта Все с смущением твердит: «Близок взрыв! близка невзгода!» Шовинисты ж тешат нас: «Для защиты, мол,