Стихотворения поэта Большаков Константин Аристархович

Самоубийца

Ел. Ш. Загородного сада в липовой аллее Лунный луч, как мертвый, в кружеве листвы, И луна очерчивает, как опалы, млея, На печали вытканный абрис

Милостивые Государи, сердце разрежьте

Милостивые Государи, сердце разрежьте — Я не скажу ничего, Чтобы быть таким, как был прежде, Чтоб душа ходила в штатской одежде И, раздевшись, танцевала

Мадригал

Мои глаза преддверье летней ночи, В июле вечер, тюль из синевы. В них каждый миг становится короче, И в каждом миге дышите лишь Вы.

Несколько слов к моей памяти

Я свой пиджак повесил на луну. По небу звезд струят мои подошвы, И след их окунулся в тишину. В тень резкую. Тогда шептали ложь

Фабрика

Трубами фабрик из угольной копоти На моих ресницах грусть черного бархата Взоры из злобы медленно штопает, В серое небо сердито харкая. Пьянеющий пар, прорывая

Посвящение

По тротуару сердца на тротуары улицы, В тюль томленья прошедшим вам Над сенью вечера, стихая над стихов амурницей, Серп — золоченым словам. Впетличив в

Смелый путь безумным только ведом

Смелый путь безумным только ведом, Тем, кто чужд безумной суете, Кто не ходит общим, мертвым следом И чужой не молится мечте. Нет, мечтой своею

Вечер («Вечер в ладони тебе отдаю я, безмолвное сердце…»)

Ю. А. Эгерту Вечер в ладони тебе отдаю я, безмолвное сердце. Шагом усталых трамвай на пылающий запад Гибкую шею дуги не возносит с печальным

Городская весна

Эсмерами, вердоми труверит весна, Лисилея полей элилой алиелит. Визизами визами снует тишина, Поцелуясь в тишенные вереллоэ трели, Аксимею, оксами зизам изо сна, Аксимею оксами

Вернисаж осени

Осенней улицы всхлипы вы Сердцем ловили, сырость лаская. Фольгу окон кофейни Филиппова Блестит брызги асфальтом Тверская. Дымные взоры рекламы теребят. Ах, восторга не надо,

Весна

Воздух по-детски целуется На деревьях развешены слезы, Пробивают, как скорлупу яйца, Снег шаги. А в сердце заноза…. И Вы проходите и мимо проносите Мою

Автопортрет

Ю. А. Эгерту Влюбленный юноша с порочно-нежным взором, Под смокингом легко развинченный брюнет, С холодным блеском глаз, с изысканным пробором. И с перекинутой пальто

Сегодняшнее

Маме Кто-то нашептывал шелестом мук Целый вечер об израненном сыне, В струнах тугих и заломленных рук Небосвод колебался, бесшумный и синий. Октябрьских сумерек, заплаканных

Осень

Под небом кабаков, хрустальных скрипок в кубке Растет и движется невидимый туман, Берилловый ликер в оправе рюмок хрупких, Телесно розовый, раскрывшийся банан. Дыханье нежное

Аттракцион

Ник. Терзи-Терзиеву Качели, качели печали, качели печали качали: «молчи», И в плаче печали качели качали, печали качели в ночи. Опрокинувшись в качке, Голова закружилась.