Стихотворения поэта Большаков Константин Аристархович

Осененочь

Ветер, небо опрокинуть тужась, Исслюнявил мокрым поцелуем стекла. Плащ дождя срывая, синий ужас Рвет слепительно фонарь поблеклый. Телеграфных проволок все скрипки Об луну разбили

Осень годов

Иду сухой, как старинная алгебра, В гостиной осени, как молочный плафон, Блудливое солнце на палки бра, Не электричащих, надевает сиянье, треща в немой телефон.

Пил безнадежный чай. В окне струился

Пил безнадежный чай. В окне струился Закатной киновари золотой Поток. А вечер близко наклонился, Шептался рядом с кем-то за стеной. Свеча померкла Ваших взглядов.

Вечер («Огни портовой таверны…»)

Л. Б. Огни портовой таверны, Бриллианты улыбок и ругань. В волосы звуков вечерних. Пыль вплетена. Сон запуган. Дремлют губами на ругани люди. Вечер, как

Самоубийца

Ел. Ш. Загородного сада в липовой аллее Лунный луч, как мертвый, в кружеве листвы, И луна очерчивает, как опалы, млея, На печали вытканный абрис

Милостивые Государи, сердце разрежьте

Милостивые Государи, сердце разрежьте — Я не скажу ничего, Чтобы быть таким, как был прежде, Чтоб душа ходила в штатской одежде И, раздевшись, танцевала

Мадригал

Мои глаза преддверье летней ночи, В июле вечер, тюль из синевы. В них каждый миг становится короче, И в каждом миге дышите лишь Вы.

Несколько слов к моей памяти

Я свой пиджак повесил на луну. По небу звезд струят мои подошвы, И след их окунулся в тишину. В тень резкую. Тогда шептали ложь

Фабрика

Трубами фабрик из угольной копоти На моих ресницах грусть черного бархата Взоры из злобы медленно штопает, В серое небо сердито харкая. Пьянеющий пар, прорывая

Посвящение

По тротуару сердца на тротуары улицы, В тюль томленья прошедшим вам Над сенью вечера, стихая над стихов амурницей, Серп — золоченым словам. Впетличив в

Смелый путь безумным только ведом

Смелый путь безумным только ведом, Тем, кто чужд безумной суете, Кто не ходит общим, мертвым следом И чужой не молится мечте. Нет, мечтой своею

Вечер («Вечер в ладони тебе отдаю я, безмолвное сердце…»)

Ю. А. Эгерту Вечер в ладони тебе отдаю я, безмолвное сердце. Шагом усталых трамвай на пылающий запад Гибкую шею дуги не возносит с печальным

Городская весна

Эсмерами, вердоми труверит весна, Лисилея полей элилой алиелит. Визизами визами снует тишина, Поцелуясь в тишенные вереллоэ трели, Аксимею, оксами зизам изо сна, Аксимею оксами

Вернисаж осени

Осенней улицы всхлипы вы Сердцем ловили, сырость лаская. Фольгу окон кофейни Филиппова Блестит брызги асфальтом Тверская. Дымные взоры рекламы теребят. Ах, восторга не надо,

Весна

Воздух по-детски целуется На деревьях развешены слезы, Пробивают, как скорлупу яйца, Снег шаги. А в сердце заноза…. И Вы проходите и мимо проносите Мою