Стихотворения поэта Боровиковский Александр Львович

О пшенице (Из прогулок с детьми младшего возраста)

Карась любит, чтоб его жарили в сметане. Подарок хозяйкам Говорят мне дети: «Папа, Чья, скажи нам, эта нива, Где волнуется пшеница Ясным утром так

Суд нынче мог бы хоть с балетом

Суд нынче мог бы хоть с балетом Поспорить: сильные земли Пришли смотреть нас по билетам, На нас бинокли навели… Нам было лестно состраданье Прочесть

Мысль

Был ли он умом могучим От природы одарен, Или был он в ту минуту Вдохновеньем просветлен — Но явилася впервые Мысль высокая ему. Он

Ессе homo!

Оставь отца и мать… Не строй себе гнезда — Будь одинок… И пусть заглохнут навсегда В твоей душе людские страсти! Будь свят, будь недоступен

Его судьям

— Я мало знаком с его песнями, но был знаком с ним по клубу… Разговор в гостиной Когда его венчают славой, Ты, непреклонный моралист,

31 января 1881 года (Детям)

Толпа идет, идет… Уж те давно прошли, А эти все идут… И там идут, взгляни ты… Венки… Еще венки… А сколько пронесли, И каждый

Царь природы

Человек есть царь природы. Букварь Одарило небо щедро Благодатный этот край Жирным хлебом, жирной пашней, Жирной дичью, — просто рай!.. Но среди природы жирной

Возлюбила ты брата убогого

Возлюбила ты брата убогого, Ты его утешала слезами — И за то пред судью тебя строгого Привели, оковавши цепями. Принесла пред судьей ты повинную,

На смерть Некрасова

Смолкли поэта уста благородные… Плачьте, гонимые, плачьте, голодные. Плачьте, несчастные, сирые, бедные! Сердце не бьется, так много любившее И беззаветной любви к вам учившее!

Deo ignoto (По поводу одной картины)

Перед тобой, неведомый мне бог, В бессилии склоняю я колени, Исполненный мучительных тревог, Исполненный мучительных сомнений… Я был твой враг… Вчера, еще вчера Среди

Некрасову

Твой стих, как божий дух, носился над толпой, И отзыв мыслей благородных Звучал, как колокол на башне вечевой Во дни торжеств и бед народных…

О, берегись — и жди обиды

Бог старости — неумолимый Бог… От юности готовьте свой итог… О, берегись — и жди обиды: Смотри — становишься ты сед… Ты прямо вступишь

Мы были там. Его распяли

Мы были там. Его распяли, А мы стояли в стороне И осторожно все молчали, Свои великие печали Храня в душе своей — на дне.

Оправдание (Подраокание Уланду)

Ты прав, смеясь над тем, кто, став слугою Прекрасных, но несбыточных задач, В унынии поникнул головою И духом пал от первых неудач… Ты прав,

Посвящение в поэты

Никогда и не мечтал он О названии поэта… Лишь однажды написал он Три посредственных куплета… Повезло стихотворенью: Вмиг дошло до прокурора; Новый критик к