Стихотворения поэта Бутурлин Петр Дмитриевич

В лучах луны планеты побледнели

В лучах луны планеты побледнели, И много звезд исчезло, словно тая В сребристой синеве, и тишь ночная Была нема, как смерть живая кельи. Лишь

У моря поэтов, у моря богов

У моря поэтов, у моря богов, У светлого, южного моря Мне снятся метели и бледность снегов На русском широком просторе. Как черные лебеди, к

Солдатик

Посвящается В. Ю. фон Дрентельну Однажды, в городском саду, Над южной славною рекою, В каком-то сладостном чаду Бродил я медленной стопою. Не грезы светлые

Элегия

Fior di ginestra. Dove с’e stato lo fuoco una volta, Qualche poco di cenere ci resta. Stornello umbro Средь мечтаний сокровенных, мимолетным привиденьем, Не

Сердце, о бедное сердце усталое

Сердце, о бедное сердце усталое, Что же ты рвешься, стремясь уповать? Или вернулося время удалое? Или в тебе еще сила страдать? Сердце, засни же!

К…… («Нет, жить еще ты не устала!..»)

Нет, жить еще ты не устала! Не умерла в тебе любовь, И то, что страстно проклинала, Поверь, молить ты будешь вновь. Так серый пепел,

Суламита (Подражание «Песне песней»)

Я — роза Сарона, я — ландыш долин! От башен Сидонских до Чермных пучин, От Нила до рек Ниневии далекой Нет краше меня между

К

Не верь, не верь толпе! Не умер Аполлон. Да! Старый мир погиб, и затопляет Лета Руины славные, где зову нет ответа; Пустынною скалой чернеет

Тайна

Есть в жизни каждой тайная страница, И в каждом сердце скрыто привиденье, И даже праведник, как бы во тьме гробницы, Хранит в душе былое

Могила Шевченко

Над степью высится гора-могила. С землею в ней опять слилось земное, И лишь в ее незыблемом покое Покой нашла измученная сила. Но песнь законы

Сатана

Однажды пролетел по аду вихорь света, — И ожил вечный мрак, ликуя, как слепец, Прозревший чудом вдруг нежданный блеск рассвета, И стону вечному мгновенный

Чехарда

Царю тринадцать лет. Он бледен, худ и слаб. Боится пушек, гроз, коней и домового, Но блещет взор, когда у сокола ручного Забьется горлица в

Баядера

Луна сквозь туманы — бледней привиденья; Едва серебрится восточная даль; Созвездий дрожат на реке отраженья, Как жемчуг, упавший на тусклую сталь. Едва серебрится восточная

Андрей Шенье

О, если бы во дни, когда был молод мир, Родился ты, Шенье, в стране богов рассвета, От Пинда синего до синего Тайгета Была бы

Сумерки на Украине

Оранжевый закат сиял, Но из пучины лиловатой Созвездий рой уж выступал. И над Украйною, — объятой Вечернею, пахучей мглой, — Как ангел добрых сновидений,