Стихотворения поэта Дельвиг Антон Антонович

Эпитафия («Что жизнь его была? тяжелый сон…»)

Что жизнь его была? тяжелый сон. Что смерть? от грез ужасных пробужденье Впросонках улыбнулся он — И снова, может быть, там начал сновиденье.

В альбом Б

У нас, у небольших певцов, Рука и сердце в вечной ссоре: Одно тебе, без лишних слов, Давно бы несколько стихов Сердечных молвило, на горе

Сонет («Что вдали блеснуло и дымится?..»)

Что вдали блеснуло и дымится? Что за гром раздался по заливу? Подо мной конь вздрогнул, поднял гриву, Звонко ржет, грызет узду, бодрится. Снова блеск…

Купальницы (Идиллия)

«Как! ты расплакался! слушать не хочешь и старого друга! Страшное дело: Дафна тебе ни полслова не скажет, Песень с тобой не поет, не пляшет,

Мы весело свои кончали дни!

Мы весело свои кончали дни! Что до чужих? Пускай летят они, В двух сторонах экватор рассекая, Но мы б, друзей под вечер оставляя, Фортуне

Малороссийская песня

Я ль от старого бежала, В полночь травы собирала, Травы с росами мешала, Все о воле чаровала. Птичке волю, сердцу волю! Скоро ль буду

К ошейнику собачки Доминго

Ты на Доминге вечно будь, Моя надежда остальная, И обо мне когда-нибудь Она вздохнет, его лаская.

К друзьям

Я редко пел, но весело, друзья! Моя душа свободно разливалась. О Царский сад, тебя ль забуду я? Твоей красой волшебной оживлялась Проказница фантазия моя,

Друг Пушкин, хочешь ли отведать

Друг Пушкин, хочешь ли отведать Дурного масла, яиц гнилых, — Так приходи со мной обедать Сегодня у своих родных.

К П *** при посылке тетради стихов

Броженье юности унялось, Остепенился твой поэт, И вот ему что отстоялось От прежних дел, от прошлых лет. Тут все, знакомое субботам, Когда мы жили

И вещего бояна опустили

И вещего бояна опустили Сквозь запах роз и песни соловьев Под тень олив, на ложе из цветов.

К фантазии

Сопутница моя златая, Сестра крылатых снов, Ты, свежесть в нектар изливая На пиршестве богов, С их древних чел свеваешь думы, Лишаешь радость крыл. Склонился

К И. И. Пущину (4-го мая)

О друг! в сей незабвенный час Пади перед пенатом И, съединя с друзьями глас, Фалернским непочатым Фиал наполнивши вином, Излей перед богами, Да благо

Конец золотого века (Идиллия)

Путешественник Нет, не в Аркадии я! Пастуха заунывную песню Слышать бы должно в Египте иль Азии Средней, где рабство Грустною песней привыкло существенность тяжкую

Мои четыре возраста (Экспромт)

Дитятей часто я сердился, Игрушки, няньку бил; Еще весь гнев не проходил, Как я стыдился. Того уж нет! и я влюбился, Томленьем грудь полна!