Стихотворения поэта Державин Гавриил Романович

Испускающаяся роза

О цвет прекрасный, осыпаем Поутру перловой росой, Зефиром в полдень лобызаем! Открой скорей румянец твой. Ах, нет!- помедль, еще не знаешь Всех тварей тленных

Памятник

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный, Металлов тверже он и выше пирамид; Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный, И времени полет его

Если б милые девицы

Если б милые девицы Так могли летать, как птицы, И садились на сучках, Я желал бы быть сучочком, Чтобы тысячам девочкам На моих сидеть

На гроб вельможе и герою

В сем мавзолее погребен Пример сияния людского, Пример ничтожества мирского — Герой и тлен.

Флот

Он, белыми взмахнув крылами По зыблющей равнине волн, Пошел, — и следом пена рвами И с страшным шумом искры, огнь Под ним в пучине

Тончию

Бессмертный Тончи! ты мое Лицо в том, слышу, пишешь виде, В каком бы мастерство твое В Омире древнем, Аристиде, Сократе и Катоне ввек Потомков

Соломон и Суламита

I Соломон (один) Зима уж миновала: Ни дождь, ни снег нейдет; Земля зеленой стала, Синь воздух, луг цветет. Все взгляд веселый мещет, Жизнь новую

Богатство

Когда бы было нам богатством Возможно к-ратку жизнь продлить, Не ставя ничего препятством, Я стал бы золото копить. Копил бы для того я злато,

Явление

Лежал я на травном ковре зеленом, На берегу шумящего ручья, Под тенносвесистым, лаплистным кленом; От зноя не пеклася грудь моя, И мня о сих,

Пламиде

Не сожигай меня, Пламида, Ты тихим голубым огнем Очей твоих; от их я вида Не защищусь теперь ничем. Хоть был бы я царем вселенной,

Другу

Пойдем сегодня благовонный Мы черпать воздух, друг мой! в сад, Где вязы светлы, сосны темны Густыми купами стоят, Который с милыми друзьями, С подругами

Решемыслу

Веселонравная, младая, Нелицемерная, простая, Подруга Флаккова и дщерь Природой данного мне смысла! Приди ко мне, приди теперь, О Муза! славить Решемысла. Приди, иль в

Синичка

Синичка весения, Чиликать престань, Во время осенне Зяблику дань Ты платишь и таешь, Вздыхаешь, вздыхаешь, вздыхаешь. Любить всем в природе Судьбой суждено; Но в

Спящий Эрот

Ходя в рощице тенистой, Видел там Эрота я. На полянке роз душистой Спал прекрасное дитя. Сквозь приятный сон, умильный, Смех сиял в лице его,

Тебе в наследие, Жуковской

Тебе в наследие, Жуковской! Я ветху лиру отдаю; А я над бездной гроба скользкой Уж преклоня чело стою.