Стихотворения поэта Державин Гавриил Романович

К силуэту Ивана Ивановича Хемницера

Эзоп лампадой освещал; А басня кистию тень с истины снимала, – Лицом Хемницера незапно тень та стала, Котору в баснях он столь живо описал.

Евгению. Жизнь Званская

Блажен, кто менее зависит от людей, Свободен от долгов и от хлопот приказных, Не ищет при дворе ни злата, ни честей И чужд сует

Мщение

Бог любви и восхищенья У пчелы похитил сот, И пчелой за то в отмщенье Был ужаленным Эрот. Встрепенувшися, несчастный Крадены, сердясь, соты В розовы

Атаману и войску Донскому

Платов! Европе уж известно, Что сил Донских ты страшный вождь. Врасплох, как бы колдун, всеместно Падешь как снег ты с туч иль дождь. По

На умеренность

Благополучнее мы будем, Коль не дерзнем в стремленье волн, Ни в вихрь, робея, не принудим Близ берега держать наш челн. Завиден тот лишь состояньем,

Утро

Огнистый Сириус сверкающие стрелы Метал еще с небес в подлунные пределы, Лежала на холмах вкруг нощь и тишина, Вселенная была безмолвия полна; А только

Купидон

Под Медведицей небесной, Средь ночныя темноты, Как на мир сей сон всеместной Сышл маковы цветы; Как спокойно все уж опали Отягченные трудом, Слышу, в

Скромность

Тихий, милый ветерочек, Коль порхнешь ты на любезну, Как вздыханье ей в ушко шепчи. Если спросит, чье? – молчи. Чистый, быстрый ручеечек, Если встретишь

На смерть графини Румянцевой

Не беспрестанно дождь стремится На класы с черных облаков, И море не всегда струится От пременяемых ветров; Не круглый год во льду спят воды,

Венчание Леля

Колокол ужасным звоном Воздух, землю колебал, И Иван Великий громом В полнощь, освещен, дрожал; Я, приятным сном объятый Макова в тени венца, Видел: теремы,

Радость о правосудии

Хвала Всевышнему Владыке! Великость Он явил свою: Вельмож меня поставил в лике, Да чудеса Его пою. Пришли, пришли те дни святые, Да правый суд

На гроб N. N

Сребра и злата не дал в лихву И с неповинных не брал мзды, Коварством не вводил в ловитву И не ковал ничьей беды; Но

Соловей

На холме, сквозь зеленой рощи, При блеске светлого ручья, Под кровом тихой майской нощи Вдали я слышу соловья. По ветрам легким, благовонным То свист

Правило жить

Утешь поклоном горделивца, Уйми пощечиной сварливца, Засаль подмазкой скрып ворот, Заткни собаке хлебом рот, – Я бьюся об заклад, Что все четыре замолчат.

Изображение Фелицы

Рафаэль! живописец славный, Творец искусством естества! Рафаэль чудный, бесприкладкып, Изобразитель божества! Умел ты кистию свободной Непостижимость написать, – Умей моей богоподобной Царевны образ начертать.