Стихотворения поэта Дидуров Алексей Алексеевич

Сентябрьский диктант

Шорох как шепот — листву ворошу. К школе спешу по аллеям густым, Где укрощается лиственный шум И превращается в лиственный дым. Дым растворяет себя

Начало финала

Разум запал на волшебное слово «вчера». Быль истекла, как сосуд, что в авоське расколот. Стакнулись возраст расплат и в кармане дыра. Вот я стою

Столешниковская скрижаль

Инне Кабыш Замки старинных заводов над вязкой рекой. В шрамах и оспинах кладка урчащих вершин. Серая зелень в железах оград и машин. Древо отеческих

Этюд («Лист календарный, горсть монет…»)

Лист календарный, горсть монет, Сонет — мой быт стал проще, строже. А что на свете счастья нет — Так и покоя с волей тоже.

Осень на Патриарших

Господи, вымокших крон Осмысленный шепот, В сквер заезжает фургон, Чтоб лужи расшлепать. Не «душегубка», не склеп «Раковой шейки» — Что ты, приятель, ослеп? Протри

Лепестки Подмосковья

Пыльная, сломанная малина. Шарк на платформе. Запах пути. Эспэтэушница дева Марина Спит под кустами с отверткой в груди. Ткани «орбита» приспущены брюки, Жижица заледенела

Плач банного дня

Кто-то замыслил меня не брюнетом, Дал мне родню не в династии Ци, Гриппом меня заражает в трамвае, Взяв предо мною счастливый билет. Кто-то коварно

Посадские строки

Ключ свистнул кто от Божьих нюнь, Рак на горе ли — Леса горели весь июнь, Июль горели. Жгли горечь — горло, душу — страх

Время свежего ветра

Ночь душна, словно слово «душить» значит снова не спать — Электрический стул, электрический стол, электрическая кровать, Еле дышит душа — значит, нужно наружу, наверно,

Плохое настроение

До рассвета не более часа, Но поселочек дачный не спит — По ушам оглушительно-часто Бьет и бьет электронный биг-бит: Автоматная очередь рэйва Ночь расстреливает

Видения казановы

Какие пройдены дороги! Какие гаснут времена! Кто в свой гроссбух строчит итоги, А кто считает ордена… Свечой истаивает вечер, Свои глубины полнит ночь. Светотеатр

Ретроспекция

Памяти Майка Нас было мало в той стране, Распятых на звезде, На пир смотревших в стороне, Как пленники в Орде. Мы шлялись врозь, гонцы

Мифология

Все грохотало, грохотало, А после яростно лило, Видать, Зевеса проняло Мученье здешнего Тантала — И свыше сход большой воды, А с ней смородины плоды

Вечерняя песня

Когда погаснет город за окном, И на соседней крыше, ниже нашей, Заходит крест антенны ходуном, Пьян с новостей и буен с персонажей, Прижмусь к

В переулке, где мы отлюбили

В переулке, где мы отлюбили, Тишины стало больше и мглы. Постояли, пожили, побыли, Разошлись за прямые углы. И скончался зачатый недавно Миф шершавый, как