Стихотворения поэта Друнина Юлия Владимировна

Как мы чисто

А. К. Как мы чисто, Как весело жили с тобой! Страсть стучала в виски, Словно вечный прибой. И была ты, любовь, Полыхающим летом, Пьяным

Не бывает любви несчастливой

Не бывает любви несчастливой. Не бывает… Не бойтесь попасть В эпицентр сверхмощного взрыва, Что зовут «безнадежная страсть». Если в душу врывается пламя, Очищаются души

Убивали молодость мою

Убивали молодость мою Из винтовки снайперской, В бою, При бомбежке И при артобстреле… Возвратилась с фронта я домой Раненой, но сильной и прямой —

Теперь не умирают от любви

Теперь не умирают от любви — насмешливая трезвая эпоха. Лишь падает гемоглобин в крови, лишь без причины человеку плохо. Теперь не умирают от любви

Легка. По-цыгански гордо

Легка. По-цыгански гордо Откинута голова. Техасы на узких бедрах, Очерчена грудь едва. Девчонка, почти подросток, Но этот зеленый взгляд!- Поставлены чуть косо, По-женски глаза

Я столько раз видала рукопашный

Я столько раз видала рукопашный, Раз наяву. И тысячу — во сне. Кто говорит, что на войне не страшно, Тот ничего не знает о

Я принесла домой с фронтов России

Я принесла домой с фронтов России Веселое презрение к тряпью — Как норковую шубку, я носила Шинельку обгоревшую свою. Пусть на локтях топорщились заплаты,

Шторм

Скачут волны в гривах пены, Даль кипит белым-бела. Осень вырвалась из плена, Закусила удила. Казакуют вновь над Крымом, Тешат силушку шторма. А потом —

Нет в любви виноватых и правых

Нет в любви виноватых и правых. Разве эта стихия — вина? Как поток раскаленной лавы Пролетает по судьбам она. Нет в любви виноватых и

Друня

«Друня» — уменьшительная форма от древнеславянского слова «дружина». Это было в Руси былинной. В домотканый сермяжный век: Новорожденного Дружиной Светлоглазый отец нарек. В этом

Бежала от морозов — вот беда

Бежала от морозов — вот беда: От них, должно быть, никуда не деться. Сковали землю Крыма холода И добираются они до сердца. Я, как

Я не знала измены в любви

Я не знала измены в любви, Я ее ощущала начало — Легкий крен, ненадежность причала И себе говорила: «Порви!» Потому, вероятно, не знала Никогда

В школе

Тот же двор. Та же дверь. Те же стены. Так же дети бегут гуртом, Та же самая «тетя Лена» Суетится возле пальто. В класс

Болдинская осень

Вздыхает ветер. Штрихует степи Осенний дождик — он льет три дня… Седой, нахохленный, мудрый стрепет Глядит на всадника и коня. А мокрый всадник, коня

Ждала тебя. И верила

Ждала тебя. И верила. И знала: Мне нужно верить, чтобы пережить Бои, походы, вечную усталость, Ознобные могилы-блиндажи. Пережила. И встреча под Полтавой. Окопный май.