Стихотворения поэта Глинка Федор Николаевич

Партизан Давыдов

Усач. Умом, пером остер он, как француз, Но саблею французам страшен: Он не дает топтать врагам нежатых пашен И, закрутив гусарский ус, Вот потонул

Все сущности вместив в себе природы

Все сущности вместив в себе природы, Я был ее устами и умом; Я в ней читал все символы, все буквы, И за нее я

Мои вожатые

Ко мне прекрасные девицы, Как гости, с ласкою, пришли И повели меня младые С собой в зеленые луга. Тогда весна ласкала землю, Все пело

Разлука

С богемского В небе все сияло, В поле все цвело; Но тебя не стало — Все с тобой прошло. Ты, как сон крылатый, Милая,

И вот: два я во мне, как тигр со львом

И вот: два я во мне, как тигр со львом, Проснулися и бьются друг со другом; И я в борьбе расслаб, отяжелел, И плоть

Сельский сон

Как сладко в уголок укромный Залечь, с спокойствием в душе, На сенокосе — в шалаше, Где виден, сквозь ветвей, надзвездный свод огромный Иль светлый

Плач плененных иудеев

Когда, влекомы в плен, мы стали От стен сионских далеки, Мы слез ручьи не раз мешали С волнами чуждыя реки. В печали, молча, мы

Раздумье

Бывает грустно человеку, Ложится в грудь тоска! Тогда б так слез и вылил реку… Но высохла река! Тогда, совсем оцепенелый, Ни мертвый, ни живой,

Возвращение невозвратимой

Весна моих воскресла лет; Играют чувства, веет радость, И новой жизнию цветет Моя тоскующая младость! Затихнул шум моих тревог, И вся душа моя —

Музыка миров

Я слышал музыку миров!.. Луна янтарная сияла Над тучным бархатом лугов; Качаясь, роща засыпала… Прозрачный, розовый букет (То поздний заревой отсвет) Расцвел на шпице

Тройка

Вот мчится тройка удалая Вдоль по дороге столбовой, И колокольчик, дар Валдая, Гудит уныло под дугой. Ямщик лихой — он встал с полночи, Ему

Смерть Фигнера

Опыт народной поэзии I Уж солнце скрылось за леса. Пойдем и сядем здесь, любезный…евич! Ты закрути свои два длинные уса! И ты, как сказочный

Я кем-то был взнесен

Я кем-то был взнесен на острый верх скалы,- Так мне в младенчестве приснилось,- Кругом меня дробилися валы И море бурное пенилось, И, с воем,

Москва

Город чудный, город древний, Ты вместил в свои концы И посады и деревни, И палаты и дворцы! Опоясан лентой пашен, Весь пестреешь ты в

Две дороги

Тоскуя — полосою длинной, В туманной утренней росе, Вверяет эху сон пустынный Осиротелое шоссе… А там вдали мелькает струнка, Из-за лесов струится дым: То