Стихотворения поэта Гнедич Николай Иванович

Любовью пламенной отечество любя

Любовью пламенной отечество любя, Все в жертву он принес российскому народу: Богатство, счастье, мать, жену, детей, свободу И самого себя!..

Эпиграмма (“Ты прав, Дурин, лицом я не пригож…”)

Ты прав, Дурин, лицом я не пригож; Но об уме кто ж судит по лицу? А если так, благодаря отцу, Я на тебя, мой

Скоротечность юности

Фиалка на заре блистала; Пред солнцем красовался цвет; Но в полдень с стебелька упала, И к вечеру фиалки нет! Печальный образ!.. Так умчится И

Гомеров гимн Минерве

Пою великую, бессмертную Афину, Голубоокую, божественную деву, Богиню мудрости, богиню грозных сил, Необоримую защитницу градов, Эгидоносную, всемощну Тритогену, Которую родил сам Дий многосоветный, Покрытую

Эпиграмма (“Помещик Балабан”)

Помещик Балабан, Благочестивый муж, Христу из угожденья, Для нищих на селе построил дом призренья, И нищих для него наделал из крестьян.

Сиракузянки, или Праздник Адониса

Лица: Горго, Праксиноя – сиракузянки; Эвноя, Эвтихида – их служанки; Старуха, незнакомец первый, незнакомец второй. Горго Дома иль нет Праксиноя? Эвноя Ах, Горго, как

День моего рождения

Дорогой скучною, погодой все суровой, Тащу я жизнь мою сегодня сорок лет. Что ж нахожу сегодня, в год мой новой? Да больше ничего, как

К И. А. Крылову (“Сосед, ты выиграл! скажу теперь и я”)

Сосед, ты выиграл! скажу теперь и я; Но бог тебе судья, Наверную поддел ты друга! Ты, с музой Греции и день и ночь возясь,

Тантал и Сизиф в аде (Из Одиссеи. Песнь XI, ст. 581)

После увидел я Тантала; горькую муку он терпит: В озере старец стоит, и вода к подбородку доходит; Но, сгорая от жажды, напиться страдалец не

Что значит любить (Изъяснение для Словаря)

По целым дням чего-то все желать, Чего? не понимая; Зарадоваться вдруг и вслед за тем – вздыхать, О чем, не очень зная; Все утро

Новости

– Что нового у нас? – “Открыта тьма чудес; Близ Колы был Сатурн, за Колой Геркулес, Гора Атлас в Сибири! Чему ж смеешься ты?..

К ***, требовавшей экземпляра сочинений Батюшкова

Как? Вы хотите знать, что грации внушали Любимцу аонид? Ужель они вам сами не сказали? Нет тайн между харит.

К Батюшкову при подарке ему белой книги

На память дружбы мне Любимец Аонид Чернильницу дарит, Прекрасную, но без чернил, пустую. О, дар красноречив! Пускай же мой Поэт И от меня бумагу

Кавказская быль

Кавказ освещается полной луной; Аул и станица на горном покате Соседние спят; лишь казак молодой, Без сна, одинокий, сидит в своей хате. Напрасно, казак,

Дума (“Кто на земле не вкушал жизни на лоне любви…”)

Кто на земле не вкушал жизни на лоне любви, Тот бытия земного возвышенной цели не понял; Тот предвкусить не успел сладостной жизни другой: Он,