Стихотворения поэта Греков Николай Порфирьевич

Мы стояли на балконе

Мы стояли на балконе. День погас уже. Звезда Там, на синем небосклоне, Загоралась. Никогда Свод небес так не был ясен, Так прозрачен и прекрасен;

Письма

О сердцу милые листки! О строки, писанные ею! Читая вас, я не умею Сдержать порыв моей тоски. Давно вас, милые слова. Рука мне милая

Сплин

Мертвое молчанье Разлито вокруг. Странное мечтанье Обуяло вдруг: Напрягаю силы, Рвусь постигнуть я Чудный сон могилы — Мир небытия, И всю ночь я трачу

Оделся сад зеленым листом

Оделся сад зеленым листом, И звонким, соловьиным свистом Он оглашен и ночь и день, Брожу по нем тоской томимый, А образ твой неотразимый Меня

Прощаясь, в аллее

Прощаясь, в аллее Мы долго сидели, А слезы и речи Лились и кипели. Дрожа, лепетали Над нами березы, А мы доживали Все лучшие грезы.

Когда нежданная утрата

Когда нежданная утрата Подруги, сына или брата Нас тяжкой скорбью поразит, Тогда в тоске невыразимой Весь мир, и зримый, и незримый, Душа в свой

Приметы осени

Мелькает желтый лист на зелени дерев; Работу кончил серп на нивах золотистых; И покраснел уже вдали ковер лугов, И зрелые плоды висят в садах

Звучала гитара вдали

Звучала гитара вдали… Слетая со струн ее, звуки По воздуху плавно текли, Исполнении неги и муки. Кто знает: томила ль тоска, Безумная ль страсть

Нет, полно! — Не пойду к ней с головой покорной

Нет, полно! — Не пойду к ней с головой покорной; Холодной гордости не дам я торжества; И пусть измучаюсь тоской моей упорной, Желаньем огненным,

Русская песня («Вьется ласточка…»)

Вьется ласточка Сизокрылая Под окном моим Одинешенька. Над окном моим, Над косящатым, Есть у ласточки Тепло гнездышко; Ждет касаточку Белогрудую В теплом гнездышке Ее

Цыганка

«Положи на ручку мне, пригожий барин! Всю судьбу узнаю, — будешь благодарен. Есть в головке дума, есть на сердце ранка…» — Тихо мне шептала

О, не забуду я тех дней очарованья

О, не забуду я тех дней очарованья, Тех пламенных ночей, исполненных и мук, И грез несбыточных, и пылкого желанья, Когда мне душу жгло очей

У гроба

У гроба твоего тоскуя, Один в полуночной тиши, Стою и плачу, и хочу я Бессмертью веровать души. Прости! последние лобзанья Передаю твоим устам; Скажи

Озеро

Люблю я светлую равнину сонных вод В пустынном озере, когда луна взойдет И смотрится в нее с алмазными звездами; Иль в час, когда, зари

Желание

Посмотрел бы я на море шумное, Полетел бы я на корабле, Чтоб размыкать горе там безумное. Что томит мне душу на земле. Может быть,