Стихотворения поэта Грибоедов Александра Сергеевича

Как распложаются журнальные побранки

Как распложаются журнальные побранки! Гласит предание, что Фауст ворожил Над банкой, полною волшебных, чудных сил — И вылез чорт из банки; И будто Фаусту

Ах! точно ль никогда ей в персях безмятежных

Ах! точно ль никогда ей в персях безмятежных Желанье тайное не волновало кровь? Еще не сведала тоски, томлений нежных? Еще не знает про любовь?

Н. А. Каховскому

Как же вас взносили на неприступный status, quo ad praesentera и как Полком окружали Военных теней? В присошках пищали Курки без кремней? Как ханы

А. Одоевскому

Я дружбу пел… Когда струнам касался, Твой гений над главой моей парил, В стихах моих, в душе тебя любил И призывал, и о тебе

Эпиграмма

И сочиняют — врут, и переводят — врут! Зачем же врете вы, о дети? Детям прут! Шалите рифмами, нанизывайте стопы, Уж так и быть,

И сочиняют — врут

К портретам сочинителя Михайлы Дмитриева и переводчика Писарева И сочиняют — врут, и переводят — врут! Зачем же врете вы, о дети? Детям прут!

Кальянчи

Путешественник в Персии встречает прекрасного отрока, который подает ему кальян. Странник спрашивает, кто он, откуда. Отрок рассказывает ему свои похождения, объясняет, что он грузин,

Освобожденный

Луг шелковый, мирный лес! Сквозь колеблемые своды Ясная лазурь небес! Тихо плещущие воды! Мне ль возвращены назад Все очарованья ваши? Снова ль черпаю из

Хищники на Чегеме

Окопайтесь рвами, рвами! Отразите смерть и плен — Блеском ружей, твержей стен! Как ни крепки вы стенами, Мы над вами, мы над вами, Будто

Отрывок из Гете

Директор театра По дружбе мне вы, господа, При случае посильно, иногда И деятельно помогали; Сегодня, милые, нельзя ли Воображению дать смелый вам полет? Парите

Телешовой

В балете «Руслан и Людмила» где она является обольщать витязя О, кто она? — Любовь, Харита, Иль Пери, для страны иной Эдем покинула родной,

Давид

Не славен в братиях измлада, Юнейший у отца я был, Пастух родительского стада; И се! внезапно богу сил Орган мои создали руки, Псалтырь устроили

Лубочный театр

Comptable de l’ennui, dont sa muse m’assomme, Pourquoi s’est-il nomme, s’il ne veut qu’on le nomme? Gilbert Эй! Господа! Сюда! сюда! Для деловых людей

Прости, Отечество!

Не наслажденье жизни цель, Не утешенье наша жизнь. О! не обманывайся, сердце, О! призраки, не увлекайте!… Нас цепь угрюмых должностей Опутывает неразрывно. Когда же

От Аполлона

На замечанье Феб дает, Что от каких-то вод Парнасский весь народ Шумит, кричит и дело забывает, И потому он объявляет, Что толки все о