Стихотворения поэта Григорьев Аполлон Александрович

Над тобою мне тайная сила дана

Над тобою мне тайная сила дана, Это — сила звезды роковой. Есть преданье — сама ты преданий полна — Так послушай: бывает порой, В

Прощай и ты, последняя зорька

Прощай и ты, последняя зорька, Цветок моей родины милой, Кого так сладко, кого так горько Любил я последнею силой… Прости-прощай ты и лихом не

Памяти В ***

Он умер… Прах его истлевший и забытый, В глуши, как жизнь его печальная, сокрытый, Почиет под одной фамильною плитой Со многими, кому он сердцем

К *** (Ты веришь в правду…)

«Ты веришь в правду и в закон, Скажи мне не шутя?» — «Дитя мое, любовь — закон, И правда — то, что я влюблен

Цыганская венгерка

Две гитары, зазвенев, Жалобно заныли… С детства памятный напев, Старый друг мой — ты ли? Как тебя мне не узнать? На тебе лежит печать

Женщина

Вся сетью лжи причудливого сна Таинственно опутана она, И, может быть, мирятся в ней одной Добро и зло, тревога и покой… И пусть при

О, если правда

О, если правда то, что помыслов заветных Возможен и вдали обмен с душой родной… Скажи: ты слышала ль моих призывов тщетных Безумный стон в

Прости меня

Прости меня, мой светлый серафим, Я был на шаг от страшного признанья; Отдавшись снам обманчивым моим, Едва я смог смирить в себе желанье С

Когда в душе твоей, сомнением больной

Когда в душе твоей, сомнением больной, Проснется память дней минувших, Надежд, отринутых без трепета тобой Иль сердце горько обманувших, И снова встанет ряд первоначальных

Ничем, ничем в душе моей

Ничем, ничем в душе моей Заветной веры ты не сгубишь… Ты можешь полюбить сильней, Но так легко ты не разлюбишь. Мне вера та —

Мой старый знакомый

Мой старый знакомый, мой милый альбом! Как много безумства посеяно в нем! Как светит в нем солнце Италии яркое, Как веет в нем жизни

Благословение да будет над тобою

Благословение да будет над тобою, Хранительный покров святых небесных сил, Останься навсегда той чистою звездою, Которой луч мне мрак душевный осветил. А я сознал

Молитва (По мере горенья…)

По мере горенья Да молится каждый Молитвой смиренья Иль ропотом жажды, Зане, выгорая, Горим мы недаром И, мир покидая Таинственным паром, Как дым фимиама,

Предсмертная исповедь

Он умирал один, как жил, Спокойно горд в последний час; И только двое было нас, Когда он в вечность отходил. Он смерти ждал уже

Е. С. Р

Да, я знаю, что с тобою Связан я душой; Между вечностью и мною Встанет образ твой. И на небе очарован Вновь я буду им,