Стихотворения поэта Гуро Елена Генриховна

Струнной арфой

Струнной арфой — Качались сосны, где свалился полисадник. у забытых берегов и светлого столика рай неизвестный, кем-то одушевленный. У сосновых стволов тропинка вела, населенная

Слова любви и тепла

У кота от лени и тепла разошлись ушки. Разъехались бархатные ушки. А кот раски — ис… На болоте качались беловатики. Жил был Ботик —

Вдруг весеннее

Земля дышала ивами в близкое небо; под застенчивый шум капель оттаивала она. Было, что над ней возвысились, может быть и обидели ее, — а

Стихли над весенним солнцем доски

Стихли над весенним солнцем доски, движение красным воскликом мчалось. Бирко — Север стал кирпичный, — берег не наш! Ты еще надеешься исправиться, заплетаешь косу,

Немец

Сев на чистый пенек, Он на флейте пел. От смолы уберечься сумел. — Я принес тебе душу, о, дикий край, О, дикий край. Еще

Песни города

Было утро, из-за каменных стен гаммы каплями падали в дождливый туман. Тяжелые, петербургские, темнели растения с улицы за пыльным стеклом. Думай о звездах, думай!

Этого нельзя же показать каждому?

Прости, что я пою о тебе береговая сторона Ты такая гордая. Прости что страдаю за тебя — Когда люди, не замечающие твоей красоты, Надругаются

Финляндия

Это ли? Нет ли? Хвои шуят, — шуят Анна — Мария, Лиза, — нет? Это ли? — Озеро ли? Лулла, лолла, лалла-лу, Лиза, лолла,

На еловом повороте

Крепите снасти! Норд-Вест! Смельчаком унеслась в небо вершина И стала недоступно И строго на краю, От ее присутствия — небо — выше.

Гордо иду я в пути

Гордо иду я в пути. Ты веришь в меня? Мчатся мои корабли Ты веришь в меня? Дай Бог для тебя ветер попутный, Бурей разбиты

Июнь — вечер

Как высоко крестили дальние полосы, вершины — Вы царственные. Расскажи, о чем ты так измаялся Вечер, вечер ясный! Улетели в верх черные вершины —

Из средневековья

В небе колючие звезды, в скале огонек часовни. Молится Вольфрам у гроба Елизаветы: «Благоуханная, ты у престола Марии — Иисуса, ты умоли за них

Нора, моя Белоснежка

Строгая злая Королева распускает вороньи волосы и поет: Ты мне зеркальце скажи Да всю правду доложи Кто меня здесь милее Нора, моя Белоснежка, Нора,

Возлюбив боль поругания

Возлюбив боль поругания, Встань к позорному столбу. Пусть не сорвутся рыдания! — Ты подлежишь суду! Ты не сумел принять мир без содрогания В свои

Готическая миниатюра

В пирном сводчатом зале, в креслах резьбы искусной сидит фон Фогельвейде: певец, поистине избранный. В руках золотая арфа, на ней зеленые птички, на платье