Стихотворения поэта Ивнев Рюрик

Ах, с судьбою мы вечно спорим

Ах, с судьбою мы вечно спорим, Надоели мне эти игры, Чередуется счастье с горем, Точно полосы на шкуре тигра. Серых глаз ворожба и тайна,

Как все пустынно!

Как все пустынно! Пламенная медь. Тугих колоколов язвительное жало. Как мне хотелось бы внезапно умереть, Как Анненский у Царскосельского вокзала! И чтоб не видеть

Под свист, улюлюканье, адский хохот

Под свист, улюлюканье, адский хохот Белоснежных зубов и ртов озорных Пой, не боясь прослыть скоморохом, О самых первых чувствах своих. Пой о щенках с

Жизнь твоя

Ты прожил жизнь. Чего еще ты хочешь? Ты не болел проказой и чумой И, спотыкаясь, средь полярной ночи Не брел в тоске с дорожною

Я надену колпак дурацкий

Я надену колпак дурацкий И пойду колесить по Руси, Вдыхая запах кабацкий… Будет в поле дождь моросить. Будут ночи сырые, как баржи, Затерявшиеся на

Перелистай страницы жизни

Перелистай страницы жизни И вслух прочти одну из них. Что в них найдешь ты? Отзвук тризны Иль кровью напоенный стих? Иль на Камчатке берег

Гроздья любви

Еще до рожденья звездой путеводной Нам служат горячие гроздья любви На торжищах людных, в пустыне безводной, На дне подсознанья, в душе и в крови.

Станция Серпухов

Твои глаза давно уже не снятся И никогда не будут сниться мне, Но буквы «Серпухов» все так же золотятся, Как в те года, на

Цветущие розы

Цветущие розы мне снились всю ночь В садах золотых Апшерона. Казалось мне, было все это точь-в-точь, Как в сказке, любовью рожденной. Надолго ли этот

Смольный

Довольно! Довольно! Довольно Истошно кликушами выть! Весь твой я, клокочущий Смольный, С другими — постыдно мне быть. Пусть ветер холодный и резкий Ревет и

М. Ельпидифорову (Я знаю…)

Я знаю: он несчастней всех, Хоть ловко носит тогу счастья. Его улыбка, голос, смех… На это он великий мастер, И потому, как чародей, Легко

Мне страшно

Мне страшно. Я кидаю это слово В холодный дым сверкающей земли. Быть может, ты вливал мне в горло олово При Алексее или при Василии.

Вижу птиц синеющую стаю

Вижу птиц синеющую стаю, Прорезающую облачные дали. Неужели чувства воскресают? Да они совсем не умирали. Снова краски вспыхнули, как пламя. Даже статуя могла б

Любовь моя — ты солнцем сожжена

Любовь моя — ты солнцем сожжена. Молчу и жду последнего удара. Сухие губы. Темная луна. И фонари проклятого бульвара. Нет ничего безумней и страшней

Без тебя

И все-таки сквозь дым фантасмагорий И сквозь туман космической земли Читаю я в твоем холодном взоре То, что прочесть другие не смогли. И позабыв