Стихотворения поэта Ивнев Рюрик

Любовь моя – ты солнцем сожжена

Любовь моя – ты солнцем сожжена. Молчу и жду последнего удара. Сухие губы. Темная луна. И фонари проклятого бульвара. Нет ничего безумней и страшней

Без тебя

И все-таки сквозь дым фантасмагорий И сквозь туман космической земли Читаю я в твоем холодном взоре То, что прочесть другие не смогли. И позабыв

Видения

Словно кубики слова перебираю, Все они затерты и замызганы. Как назвать тебя и с кем сравнить – не знаю, Разве только с солнечными брызгами.

Есенина нет, но горячее сердце

85-й годовщине со дня рождения Сергея Есенина посвящаю Есенина нет, но горячее сердце Забилось сильнее при думе о нем. Оно помогает мне снова согреться

Бювар

Бювар старинный! Бабушка в Париже Тебя ласкала тайно от гостей. Ведь ты ей был всех самых близких ближе Походный сейф волнений и страстей. Амур

Ночь в Барвихе

О, неужели все пойдет насмарку – И эта ночь, и эта тишина, И эти зеленеющие арки Листвы, в которых прячется луна? О, неужели все

Жизнь прошла. О! Боже! Боже! Боже!

Жизнь прошла. О! Боже! Боже! Боже! Кто бы мог ее остановить, Чтобы вспомнить пламенное ложе, Спутника бичующей любви? Чтобы вспомнить кудри золотые И другие,

Все повторяется

Все повторяется на свете – Вагоны, облака, дымок. Я, трижды совершеннолетний, Дышу, как юноша, легко. Бурлит поток воспоминаний, И льются музыкою вновь Ручьи недопитых

У колыбели Октября

Небо плыло тихо и спокойно. Падал снег, как сотни лет назад. Петербург, который Петр построил, Ныне назывался Петроград. Цифрою Семнадцать окрыленный, Вспоминаю с болью

Секунды любви

Я шел по дорогам, изрытым годами, Дышал, задыхался и падал в крови. И с тою же силою, как при Адаме, Летели секунды, секунды любви.

Плыли горы в лиловом тумане

Плыли горы в лиловом тумане, Мы в Коджорах встречали зарю. Вы сказали: я из Гурджани И по-русски не говорю. Разве нужен язык аромату? Разве

Мимо Серпухова

Был хмурый день. Мы ехали в тумане, Дрожали стекла, плача и звеня. Любить тебя душа не перестанет, Но Серпухов не радует меня. В холодный

Мать

Приходит старость. С ней не так легко Нам справиться, и мы уже не дети. И наша юность где-то далеко, Как будто даже на другой

В. Сорокину (Я Вам протягиваю руку…)

Я Вам протягиваю руку Не для пожатья невозможного, А для того, чтоб дальним внукам Донесся голос мой тревожный. Пронзая взглядом пласт столетий Я сам,

Веселитесь! Звените бокалом вина!

Веселитесь! Звените бокалом вина! Пропивайте и жгите мильоны. Хорошо веселиться… И жизнь не видна, И не слышны проклятья и стоны! Веселитесь! Забудьте про все.