Стихотворения поэта Измайлов Александр Ефимович

Лгун

Павлушка медный лоб — приличное прозванье!- Имел ко лжи большое дарованье; Мне кажется, еще он в колыбели лгал! Когда же с барином в Париже

Два осла

Шли два Осла дорогою одной И рассуждали меж собой О политических и о других предметах (Они уж оба были в летах). «Что, братец? —

Происхождение и польза басни

Однажды — кто б поверить мог? — К Царю в его чертог Вошла вдруг Истина нагая! Царь в гневе закричал: «Бесстыдница какая! Как смела

Черный Кот

Посвящается А. Я. Н. Вы любите кота? Любите: он ведь сирота, Малюткой вам еще достался; Кто подарил его, тот с жизнию расстался. Отличен всем

Два крестьянина и облако

«Смотри-ка, брат Антон!- Соседу говорит крестьянин Агафон; А сам весь побледнел и так, как лист, трясется. — Смотри-ка, туча к нам несется!» — «Так

Девушка и Чиж

«Что это за житье? Терпенья, право, нет!» (Так Лиза, девушка четырнадцати лет, Сама с собою говорила.) «Все хочет маменька, чтоб я училась, шила, Не

Крестьянин и Кляча

«Ну, матушка! О, дьявол! Стала!» (Филат так кляче говорил В лесу, где дров он пропасть нарубил И воз престрашный навалил.) «И с места не

Слон и Собаки

Брылан, задорный беглый пес, С большой Свиньей схватился, Возился с ней в грязи, возился, Свиною кровью обагрился, Всю Свинью искусал, прогнал и… поднял нос.

Купец Брюханов

Когда б я был богат, я все бы спал да ел, Еще бы пил — и так бы растолстел, Чтоб скоро с Пробтером сравнялся.

Гордюшка-книгопродавец

Был здесь давно один мерзавец Гордюшка, плут-книгопродавец. По честности и по уму Вином бы торговать ему В какой-нибудь корчме, и то не христианской —

Павлин, Щегленок и Воробьи

Щегленок дикий залетел На дачу знатного, большого господина; В саду, средь цветника, на куст серены сел, На все с вниманием вокруг себя смотрел И

Не знаю, как отмстить мне моему злодею

«Не знаю, как отмстить мне моему злодею, Зоилу-демону?» — «Изволь, от всей души Подам тебе совет: под притчею своею Его ты имя напиши».

Исправление

Бездушин прежде пил, играл, И женщин и мужчин, как дьявол, соблазнял; Ни чести, ни родства, ни Бога он не знал; Но вдруг потом переменился:

Две Козы

По жердочке чрез ров шла чопорно Коза, Навстречу ей другая. — «Ах, дерзкая какая! Где у тебя глаза? Не видишь разве ты, что пред

Ветрана по уши в тебя, брат, влюблена

«Ветрана по уши в тебя, брат, влюблена; Женись-ка ты на ней: богата ведь она, Пять сот душ…» — «Разве я взбесился?» — «А что?