Стихотворения поэта Кантемир Антиох Дмитриевич

Автор о себе (эпиграмма III)

1 Аще и росски пишу, не росска есмь рода; Не из подлых родиться дала мне природа. Трудов, бед житье мое исполнено было, Ища лучшего,

Песнь III. На злобного человека

1 Того вы мужа, что приятна зрите Лицом, что в сладких словах, клянись небом, Дружбу сулит вам, вы, друзья, бегите! – Яд под мягким

Песнь II. О надежде на бога

1 Видишь, Никито, как крылато племя Ни землю пашет, ни жнет, ниже сеет; От руки высшей, однак, в свое время Пищу, довольну жизнь продлить,

К читателям сатир

В обществе все писано, имена не ваши; Чтите убо без гневу сии стихи наши. А буде не нравен слог, что вам досаждает, Смените нрав,

На старуху Лиду

На что Друз Лиду берет? дряхла уж и седа, С трудом ножку воробья сгрызет в полобеда. – К старине охотник Друз, в том забаву

Баснь IV. Ястреб, павлин и сова

1 Говорят, что некогда птичий воевода Убит быв, на его чин из воздушна рода Трое у царя орла милости просили, Ястреб, сова и павлин,

Ода. К императрице Анне в день ея рождения

1 В одном разуме живот состоится, Когда прочая подлежат вся смерти И когда ово гинет, ово тлится, – Преславный разум ни смерть может стерти.

Баснь V. Городская и полевая мышь

1 Издавна в дружбе к себе верною познанну, Градскую некогда мышь полевая в гости Зазвала в убогую нору непространну, Где без всякой пышности, от

Баснь I. Огонь и восковой болван

1 Искусный в деле своем восколей, прилежно Трудився, излил болван, все выразив нежно В нем уды, части, власы, так что живо тело Болванчика того

Петрида, или Описание стихотворное смерти Петра Великого, императора всероссийского

1 Я той, иже некогда забавными слоги, Не зол, устремлял свои с охотою роги, Бодя иль злонравия мерзкие преступки, Иль обычьем ствердимы не в

На Езопа

1 Хотя телом непригож, да ловок умишком, Что с лица недостает, то внутре залишком. Горбат, брюхат, шепетлив, ножечки как крюки, – Гнусно на меня

Баснь III. Верблюд и лисица

1 Увидев верблюд козла, кой, окружен псами, Храбро себя защищал против всех рогами, Завистью тотчас вспылал. Смутен, беспокоен, В себе ворчал, идучи: “Мне ли

На Брута

Умен ты, Бруте, порук тому счесть устанешь; Да и ты же, Бруте, глуп. Как то может статься? Изрядно, и, как я мню, могу догадаться:

Сатира III. О различии страстей человеческих. К архиепископу Новгородскому

1 Дивный первосвященник, которому сила Высшей мудрости свои тайны все открыла И все твари, что мир сей от век наполняют, Показала, изъяснив, отчего бывают,

Письмо I. К князю Никите Юрьевичу Трубецкому

1 Беллоны часто видев, не бледнея, Уста кровавы и пламень суровый, И чело многим покрыто имея Листом победным, я чаял, ты новый 5 Начал