Стихотворения поэта Капнист Василий Васильевич

Возношение души к Богу

Псалом 41 С каким в полдневный зной стремленьем Летит елень на брег ручья, С таким, о Боже! нетерпеньем Парит к тебе душа моя. Душа

Вздох

С Миленой поздною порою, Под тенью скромного леска, Мы видели, как меж собою Два разыгрались голубка. Любовь моя воспламенилась, Душа на языке была, Но,

Коль хочешь ты насмешкой

Коль хочешь ты насмешкой Разумный круг развеселить, Не избирай другого пешкой, Но над собой изволь шутить: Зоилом ввек не будешь слыть И в ухо

Владиславу Александровичу Озерову

«Эдипа» видел я,- и чувство состраданья Поднесь в растроганной душе моей хранит Гонимого слепца прискорбный, томный вид. Еще мне слышатся несчастного стенанья, И жалобы

Приближение грозы

В тучу солнце закатилось, Черну, как сгущенный дым, Небо светлое покрылось Мрачным саваном нощным. Быть грозе: уж буря воет; Всколебавшись, лес шумит, Вихрь порывный

Любовная клятва

Когда б хоть раз ты казнь, Барина, За ложны клятвы понесла: Хоть тень на зуб, на лоб морщина, На ноготь крапинка б взошла; Поверил

Способ помолодеть

Поспеши, весна прекрасна! Бархатом покрой луга; Пусть кристальна струйка ясна Вновь омоет берега. Липы, тополи ветвисты Пусть на дерне тень прострут, И фиалочки душисты

И. В. Леванде

О мир, разврата полный мир! Лукавство — бог твой, лесть — кумир. Возможно ли в тебе нам ныне Стыдливу истину сыскать, Когда обман в

Обуховка

Non ebut neque aureum Mea renidet in domo lacunar.1 В миру с соседами, с родными, В согласьи с совестью моей, В любви с любезною

Мечта (Мечта, последний луч отрад!..)

Мечта, последний луч отрад! И ты мне изменяешь! И ты уж твой прелестный взгляд От скорби отвращаешь! Люблю; и, искренно любя, Взаимностью ласкался, И

На смерть друга моего

Томны отголоски! песнь мою печальну Холмам отнесите; Вниз потока быстра, сквозь дубраву дальну, В рощах повторите. Ах! почто любезна друга, рок постылой! Ты меня

Петру Первому

В младенческих летах коварные измены, Вторый Алкид, как змей, трикрат он задушил. Чтоб мрак невежества, вокруг его сгущенный, Рассеять — рубищем порфиры блеск прикрыл;

В память береста

Здесь берест древний, величавый, Тягча береговый утес, Стоял, как патриарх древес: Краса он был и честь дубравы, Над коею чело вознес. Перуном, бурей пощаженный,

Святый восторг благотворенья!

Святый восторг благотворенья! Что в мире сладостней тебя? Благого образ провиденья: В других зреть счастливым себя, Добру все посвятить мгновенья, Несчастных как родных любя.

Зачем, не только в то лишь время

Зачем, не только в то лишь время, Когда его тягчило бремя Фемидиных несносных уз, Отрекся он от милых муз И с ними разорвал любезный,