Стихотворения поэта Кедрин Дмитрий Борисович

Зяблик

Весной в саду я зяблика поймал. Его лучок захлопнул пастью волчьей. Лесной певец, он был пуглив и мал, Но, как герой, неволю встретил молча.

Родина

Весь край этот, милый навеки, В стволах белокорых берез, И эти студеные реки, У плеса которых ты рос, И темная роща, где свищут Всю

Девочка в противогазе

Только глянула – и сразу Напрямик сказала твердо: “Не хочу противогаза – У него слоновья морда!” Дочь строптивую со вздохом Уговаривает мама: “Быть капризной

Осень 41 года

Еще и солнце греет что есть силы, И бабочки трепещут на лету, И женщины взволнованно красивы, Как розы, постоявшие в спирту. Но мчатся дни.

Исповедь

“Смотри, дитя, в мои глаза, Не прячь в руках лица. Поверь, дитя: глазам ксендза Открыты все сердца. Твоя душа грехом полна, Сама в огонь

Как мужик обиделся

Никанор первопутком ходил в извоз, А к траве ворочался до дому. Почитай, и немного ночей пришлось Миловаться с женой за год ему! Ну, да

Следы войны

Следы войны неизгладимы!.. Пускай окончится она, Нам не пройти спокойно мимо Незатемненного окна! Юнцы, видавшие не много, Начнут подтрунивать слегка, Когда нам вспомнится тревога

Дума (Батька сыну говорит…)

Батька сыну говорит: “Не мешкай! Навостри, поди, кривую шашку!..” Сын на батьку поглядел с усмешкой, Выпил и на стол поставил чашку. “Обойдется!- отвечал он

Полонянка

Для того ль цветочек синий В косу мне вплетала мать, Чтоб в неметчине рабыней Довелось мне умирать? У меня в тот день проклятый Белый

Строитель

Мы разбили под звездами табор И гвоздями прибили к шесту Наш фонарик, раздвинувший слабо Гуталиновую черноту. На гранита шершавые плиты Аккуратно поставили мы Ватерпасы

Начинается ростепель марта

Начинается ростепель марта, И скворец запевает – он жив… Ты лежишь под гвардейским штандартом, Утомленные руки сложив. Ты устал до кровавого пота! Спи ж

Пластинка

Когда я уйду, Я оставлю мой голос На черном кружке. Заведи патефон, И вот Под иголочкой, Тонкой, как волос, От гибкой пластинки Отделится он.

Гибель Балабоя

В порванной кубанке, небритый, рябой, Ходит по Берлину Василь Балабой. У Васьки на сердце серебряный хрестик, Бо Васька – герой Ледяного Похода. А только

Жилье

Ты заскучал по дому? Что с тобою? Еще вчера, гуляка из гуляк, Ты проклинал дырявые обои И эти стены с музыкой в щелях! Здесь

Не дитятко над зыбкою

Не дитятко над зыбкою Укачивает мамушка – Струится речкой шибкою Людская кровь по камушкам. Сердца врагов не тронутся Кручиною великою. Пусть сыч с высокой