Стихотворения поэта Клюев Николай Алексеевич

Певучей думой обуян

Певучей думой обуян, Дремлю под жесткою дерюгой. Я — королевич Еруслан В пути за пленницей-подругой. Мой конь под алым чепраком, На мне серебряные латы…

Не в смерть, а в жизнь введи меня

Не в смерть, а в жизнь введи меня, Тропа дремучая лесная! Привет вам, братья-зеленя, Потемки дупел, синь живая! Я не с железом к вам

Уже хоронится от слежки

Уже хоронится от слежки Прыскучий заяц… Синь и стыть, И нечем голые колешки Березке в изморозь прикрыть. Лесных прогалин скатеретка В черничных пятнах, на

Свет неприкосновенный, свет неприступный

Свет неприкосновенный, свет неприступный Опочил на родной земле… Уродился ячмень звездистый и крупный, Румяный картофель пляшет в котле. Облизан горшок белокурым Васяткой, В нем

Есть в Ленине керженский дух

Есть в Ленине керженский дух, Игуменский окрик в декретах, Как будто истоки разрух Он ищет в «Поморских ответах». Мужицкая ныне земля, И церковь —

Зима изгрызла бок у стога

Зима изгрызла бок у стога, Вспорола скирды, но вдомек Буренке пегая дорога И грай нахохленных сорок. Сороки хохлятся — к капели, Дорога пега —

Огонь и розы на знаменах

Огонь и розы на знаменах, На ружьях маковый багрец, В красноармейских эшелонах Не счесть пылающих сердец! Шиповник алый на шинелях, В единоборстве рождена, Цветет

Вы обещали нам сады

Вы обещали нам сады В краю улыбчиво-далеком, Где снедь — волшебные плоды, Живым питающие соком. Вещали вы: «Далеких зла, Мы вас от горестей укроем,

Я пришел к тебе, сыр-дремучий бор

Я пришел к тебе, сыр-дремучий бор, Из-за быстрых рек, из-за дальних гор, Чтоб у ног твоих, витязь-схимнище, Подышать лесной древней силищей! Ты прости, отец,

Недозрелую калинушку

Недозрелую калинушку Не ломают и не рвут,- Недорощена детинушку Во солдаты не берут. Придорожну скатну ягоду Топчут конник, пешеход,- По двадцатой красной осени Парня

В златотканные дни сентября

В златотканные дни сентября Мнится папертью бора опушка. Сосны молятся, ладан куря, Над твоей опустелой избушкой. Ветер-сторож следы старины Заметает листвой шелестящей. Распахни узорочье

В овраге снежные ширинки

В овраге снежные ширинки Дырявит посохом закат, Полощет в озере, как в кринке, Плеща на лес, кумачный плат. В расплаве мхов и тине роясь,-

Есть на свете край обширный

Есть на свете край обширный, Где растут сосна да ель, Неисследный и пустынный,- Русской скорби колыбель. В этом крае тьмы и горя Есть забытая

Братья, мы забыли подснежник

Братья, мы забыли подснежник, На проталинке снегиря, Непролазный, мертвый валежник Прославляют поэты зря! Хороши заводские трубы, Многохоботный маховик, Но всевластней отрочьи губы, Где живет

Обозвал тишину глухоманью

Обозвал тишину глухоманью, Надругался над белым «молчи», У креста простодушною данью Не поставил сладимой свечи. В хвойный ладан дохнул папиросой И плевком незабудку обжег.