Стихотворения поэта Кочетков Александр Сергеевич

Проходит день своей дорогой

Проходит день своей дорогой, И солнце не смежает век. Как белый тур тяжелорогий, Над горной далью встал Казбек. А мне орфическая лира Звенит, звенит

Чижик

— Чижик-пыжик! Это что ж? Люди спят, а ты поешь? — Чи-чи-чив! Ти-ти! Тью-тью! Я для солнышка пою. — Милый чижик! Ты чудак… Всюду

Чеканка ночи стала резче

Чеканка ночи стала резче. Сместился вверх воздушный пласт, И загудело все, и вещи Запели — кто во что горазд — Из-за реки, ветлой грачиной,

Не верю я пророчествам

Не верю я пророчествам, Звучавшим мне не раз: Что будет одиночеством Мой горек смертный час. Когда б очами смертными Ни завладел тот сон,- Друзьями

Поэт

Средь голых стен, изъеденных клопами, Ни в смерть, ни в страсть не верящий давно, Сидит поэт, и пялится в окно, И утомленно вопрошает память.

Романс

Ни роковая кровь, ни жалость, ни желанье… Ревнивая тоска повинна лишь в одном: Хочу тебя увлечь в последнее молчанье, В последний сон души —

Ашхабадская акварель

Чуть свет. Час утра. Тающий полет Луны за Копетдаг, и вкруг нее Пронзительная легкая качель Стрижей. Вот — огненно зазеленел Тутовник, и застрекотала в

Из Санои

Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых, А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.

Предметы органической природы

1 Предметы органической природы Безмолвствуют. И только человек Кричит: люблю!- любимую лаская (Как будто потерял ее), и в крике Такая боль, такая смерть, что

Ласточки под кровлей черепичной

Ласточки под кровлей черепичной Чуть журчат, стрекочут тополя. Деловито на оси привычной Поворачивается земля. И, покорны медленному кругу, Не спеша, струятся в полусне —

Глубокая страсть не похожа на юные муки

Глубокая страсть не похожа на юные муки: Она не умеет стонать и заламывать руки, Но молча стоит, ожидая последнего слова, К блаженству и к

Баллада о прокуренном вагоне

— Как больно, милая, как странно, Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,- Как больно, милая, как странно Раздваиваться под пилой. Не зарастет на сердце рана,

Двенадцать элегий

I Хор жаворонков в синей вышине Трепещет крылышками. Сердце мне — Все радостней, беспечней, поднебесней — Пьянит порхающая песня песней. Звенят певцы в воздушной

О, как горька тоской мгновений

О, как горька тоской мгновений, Как вечной мукой солона — Моих последних вожделений Из бездны вставшая волна! Отягчена нездешним жаром, Жадна безвестной глубиной, Она

Надпись на гробнице Тристана и Изольды

Когда, в смятенный час заката, Судьба вручила нам двоим Напиток нежный и проклятый, Предназначавшийся другим,- Сапфирным облаком задушен, Стрелами молний вздыбив снасть, Корабль упругий