Стихотворения поэта Костарев Юрий Николаевич

Вдвоем у одного костра

А то, что жизнь кончается, — ну что ж: Когда-то ей положено прощаться, Нельзя ни долюбить, ни допрощаться, А можно только верить в эту

Соседям по жизни

«Не страшен прошлогодний снег. А завтрашний еще не выпал» Снег стоял, стоял — и стаял: Жил ли — не жил, а исчез — Вслед

«Пусть назовут меня недобрым…»

И снова, как во время Сталина, Ждет синекура похвалы. Ни опытнее, Ни умней не стали мы, Мы все — безрогие козлы. Пусть заклеймят меня

За полночь

Откуда в доме женщина чужая, Зачем она мне накрывает стол? Зачем, моей свободе угрожая, Моих бровей касается перстом? Как смеет отирать со лба морщины,

Еврейские мотивы

…Ибо нет ни эллина, ни иудея. Библия …И свободно постигалась Сладость чуждого наречья. Д. Самойлов Когда звучат еврейские мотивы (Откуда, Боже, — из предбытия?),

Дома

Спал, как спят только дома, у мамы. Только мамы нет в доме давно. И колодец, и сад меж домами — Как ушедшего детства кино.

В пятьдесят пять

Что с малых лет цвело и пело, Тому всю жизнь утехой быть. Ты, сердце, в ласке не успело И доли сил своих избыть. Не

Навсегда

А в жизни ведь все — навсегда: Вздохнул — позади уже вечность, И канула вдруг в бесконечность Летящая мимо вода. И можно быть лучшим

Нынче утром

Первым делом приказала Ты мне зеркало разбить: В нем сегодня увидала Ты серебряную нить. Знаю это я прекрасно — Ты всегда права была: Так

Уменье слушать

Превыше всех иных даров — Уменье слушать, Когда под градом чуждых слов Немеют души, Когда готов убить уже Того, кто против, Когда невмоготу душе

Возраст

Смотреть на тебя без конца я могу, Особенно если в глазах твоих — счастье: Ты — словно песня в июньском лугу, Ты — словно

А по утрам — так чисто-чисто

А по утрам — так чисто-чисто И в небесах, и на душе За гранью — гвалт юнцов речистых И откровения мужей. За гранью ночи

Живая вода

Видели, как ряскою ржавеет, Вянет непроточная вода? Речка без движенья не умеет, Речке без течения — беда. Вот и речь, она — как речка

У черты

Я чувствую, что это не к добру: Зачем ты, Боже, обнажил мне сердце? Пусть не на что мне было опереться, И я был втянут

У края лета

Наверно, это не к хорошему: У края лета расцвести — И оказаться под порошами, Под страхом — снег тебя настиг. Хотя, чего страшиться вроде