Стихотворения поэта Красов Василий Иванович

Лира Байрона

Что ж ты замолк в пустынях мира, Творящий дух, великий человек?.. Увы! о Геллеспонтский брег Разбилась Байронова лира! И струны полные пожрались темной бездной,

О трубадуре Гелинанте и о прекрасной французской королеве Элеоноре

1 Король Филипп был с хладною душою, И Августом по праву назван он: Тому льстил шут Гораций похвалою, А этого изволил петь Бретон. Мне

Стансы к Дездемоне («О, ты добра, ты — ангел доброты!..»)

О, ты добра, ты — ангел доброты! Ты — гурия прелестная Корана, Ты — нимфа вод, ты — чудо красоты, И тени нет в

Она («Я трепетно глядел в агат ее очей…»)

Я трепетно глядел в агат ее очей: Там целый мир любви под влагой сладострастья, — И, полный прежних дум, тревоги и участья, Я грустно

Соседи

Как я рад, что иностранцы Поселилися у нас, — Что за песни, за романсы, Что за танцы каждый час! Старый поляк, пан вельможный, Выезжает,

М. П. Б

Когда вы будете большие, В те дни не будет уж меня; Через ворота роковые, Мой друг, уйду далеко я. О темном будущем гадая, Уверен

Бабушка

Много езжу я по свету — То забавен, то угрюм, — И чего, друзья, поэту Не придет подчас на ум: То волшебные картины Дальней,

Подруга тайная на вечную разлуку

Подруга тайная на вечную разлуку — Когда я покидал долины южных стран, — Литвинка милая, полна сердечной муки, Вручила мне тебя, заветный талисман! Ты

Элегия («Когда душа скорбит, а сердце без желаний…»)

Когда душа скорбит, а сердце без желаний И грустно юноша глядит на шумный свет, — Вся жизнь, весь рай его в стране воспоминаний, И

Элегия («Спокойно все, лишь ярко на лазури…»)

Спокойно все, лишь ярко на лазури Светила вечные горят; Все спит; сомненья лишь не спят, Не спит страстей неистовая буря, Чело горит. О! в

Стансы («Опять пред тобой я стою очарован…»)

Опять пред тобой я стою очарован, На черные кудри гляжу, — Опять я тоской непонятной взволнован И жадных очей не свожу. Я думаю: ангел!

К Уралу

Урал, Урал, Тебя Ермак Переплывал! Твой белый вал Не заплескал Его ладьи! Шумят струи, Валы бегут, Но берегут Его челнок… Поток глубок; Ладья летит,

Элегия («Я скучен для людей, мне скучно между ними…»)

Я скучен для людей, мне скучно между ними, Но — видит бог — я сердцем не злодей: Я так хотел любить людей, Хотел назвать

Русская песня («Ах ты, мать моя, змея-мачеха…»)

Ах ты, мать моя, змея-мачеха, Не ходить уж мне в зелены луга, Во зеленый луг к тихой заводи — Хоровод водить, пляской тешиться, Звонким

Ave Maria

Коленопреклонен, с смятенным сердцем я Приветствую тебя, владычица моя! К святым отшельникам в печальные пустыни Являлась, матерь, ты во время их кончины; И схимник