Стихотворения поэта Левитанский Юрий Давидович

Не брести мне сушею

Не брести мне сушею, а по северным рекам плыть! Я люблю присущую этим северным рекам прыть. Мне на палубе слышно, как плещет внизу Витим,

Светлый праздник бездомности

Светлый праздник бездомности, тихий свет без огня. Ощущенье бездонности августовского дня. Ощущенье бессменности пребыванья в тиши и почти что бессмертности своей грешной души. Вот

Как я спал на войне

Как я спал на войне, в трескотне и в полночной возне, на войне, посреди ее грозных и шумных владений! Чуть приваливался к сосне –

Грач над березовой чащей

Грач над березовой чащей. Света и сумрака заговор. Вечно о чем-то молчащий, неразговорчивый загород. Лес меня ветками хлещет в сумраке спутанной зелени. Лес меня

Человек, строящий воздушные замки

Он лежит на траве под сосной на поляне лесной и, прищурив глаза, неотрывно глядит в небеса – не мешайте ему, он занят, он строит,

Белая баллада

Снегом времени нас заносит – все больше белеем. Многих и вовсе в этом снегу погребли. Один за другим приближаемся к своим юбилеям, белые, словно

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней, мы стали смиренней. За дымкой метели так мирно клубится наш милый Парнас. И вот наступает то странное

Что я знаю про стороны света?

Что я знаю про стороны света? Вот опять, с наступлением дня, недоступные стороны света, как леса, обступают меня. Нет, не те недоступные земли, где

Как зарок от суесловья, как залог

Как зарок от суесловья, как залог и попытка мою душу уберечь, в эту книгу входит море – его слог, его говор, его горечь, его

Я люблю эти дни

Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана, а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,- как в “Прощальной симфонии”

Здесь обычай древний

Здесь обычай древний не нарушат. В деревянный ставень постучи – чай заварят, валенки просушат, теплых щей достанут из печи. В этих избах, в этой

День все быстрее на убыль

День все быстрее на убыль катится вниз по прямой. Ветка сирени и Врубель. Свет фиолетовый мой. Та же как будто палитра, сад, и ограда,

Кинематограф

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет. А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет. А потом в стене внезапно загорается окно. Возникает

Люблю осеннюю Москву

Люблю осеннюю Москву в ее убранстве светлом, когда утрами жгут листву, опавшую под ветром. Огромный медленный костер над облетевшим садом похож на стрельчатый костел

Иронический человек

Мне нравится иронический человек. И взгляд его, иронический, из-под век. И черточка эта тоненькая у рта – иронии отличительная черта. Мне нравится иронический человек.