Стихотворения поэта Лившиц Бенедикт Константинович

Киев

Поправ печерские шафраны, Печально чертишь лоб врага Сквозь аракчеевские раны В оранжерейные снега, Чтоб Михаил, а не Меркурий Простил золотоносный рост, Соперничающий в лазури

Пьянитель Рая

Пьянитель рая, к легким светом Я восхожу на мягкий луг Уже тоскующим поэтом Последней из моих подруг. И, дольней песнию томимы, Облокотясь на облака,

Ночной вокзал

Мечом снопа опять разбуженный паук Закапал по стеклу корявыми ногами. Мизерикордией! — не надо лишних мук. Но ты в дверях жуешь лениво сапогами, Глядишь

Все тем же величавым ладом

Все тем же величавым ладом Свои струи ведет Нева, Все тем же легким веет хладом Кронштадтский ветр на острова, Все так же сладостна дремота

Так вот куда, размыв хребты

Так вот куда, размыв хребты Прамузыки материковой. О дилювическое слово, Меня приподымаешь ты!- В безмолвие, где ты само Уже не существуешь боле, И мне

Как душно на рассвете века!

Как душно на рассвете века! Как набухает грудь у муз! Как страшно в голос человека Облечь столетья мертвый груз! И ты молчишь и медлишь,

Новая Голландия

И молнии Петровой дрожи, И тросы напряженных рук, И в остро пахнущей рогоже О землю шлепнувшийся тюк Заморские почуяв грузы И тропиками охмелев, Как

Скорпионово Рондо

Не вея ветром, в часе золотом Родиться князем изумрудных рифов Иль псалмопевцем, в чьем венке простом Не роза — нет! — но перья мертвых

Решетка Казанского Собора

Уйдя от ясных аллегорий И недомолвок чугуна, На хитром виноградосборе Ты осторожна и скромна. В зародыше зажатый туго, Смиренен змий, и замысл прост: По

Исполнение

Прозрачны зной, сухи туки, И овен явленный прият. Сквозь облак яблоневый руки Твои белеют и томят. Кипящий меч из синей пыли Погас у врат

Глубокой ночи мудрою усладой

Глубокой ночи мудрою усладой, Как нектаром, не каждый утолен: Но только тот, кому уже не надо Ни ярости, ни собственных имен. О, тяжкий искус!

Нева

Вольнолюбивая, доныне Ты исповедуешь одну И ту же истину, рабыней В двухвековом не став плену. Пусть нерушимые граниты Твои сковали берега, Но кони яростные

Да будет так. В залитых солнцем странах

Да будет так. В залитых солнцем странах Ты победил фригийца. Кифаред. Но злейшая из всех твоих побед — Неверная. О Марсиевых ранах Нельзя забыть.

Лунные паводи

Белей, любуйся из ковчега Цветами меловой весны! Забудь, что пленна эта нега И быстры поводи луны! Хмелей волненьем легких белев: Я в них колеблюсь,

Стодвадцатилетняя

Когда зловонный черный двор Ты проплываешь в полдне жарком, Над чадом плит, над визгом ссор. На смех растрепанным кухаркам, И смотрит пестрая толпа, Как,