Стихотворения поэта Лившиц Бенедикт Константинович

Когда, о Боже, дом Тебе построю

Когда, о Боже, дом Тебе построю, Я сердце соразмерить не смогу С географическою широтою, И севером я не пренебрегу. Ведь ничего действительнее чуда В

Лунатическое Рондо

Как мертвая медуза, всплыл со дна Ночного неба месяц,-и инкубы, Которыми всегда окружена Твоя постель, тебе щекочут губы И тихо шепчут на ухо: луна!

Фонтанка

Асфальтовая дрожь и пена Под мостом – двести лет назад Ты, по-змеиному надменна, Вползла в новорожденный град. И днесь не могут коноводы Сдержать ужаленных

Эсхил

Нет, по твоим суровым склонам, Ида, Я не лепился, как в тени лишай; Плыви, плыви, родная феорида, Свой черный парус напрягай! Мне за столом

Второе закатное Рондо

О сердце вечера, осеннего, как я, Пришедшая сказать, что умерли гобои За серою рекой,- немого, как ладья, В которой павшие закатные герои Уплыли медленно

Фригида

Не собран полнолунный мед, И ждут серебряные клады Хрустальных пчел, и водомет Венчальным веером цветет, И светлым ветром реют хлады, А ты в иные

Победа

Смотри на пятна, свежим златом Светящиеся на мече: Он побывал в плече крылатом, В его слепительном плече! Покорный черной благодати, Союзную я принял дань

Логово

В тычинковый подъяты рост Два муравьиных коромысла – Из нищей лужи рыжий мост Уходит к севом Гостомысло, И паутинная весна, Забившаяся в угол клети.

Я знаю: в мировом провале

Я знаю: в мировом провале, Где управляет устный меч, Мои стихи существовали Не как моя – как Божья речь. Теперь они в земных наречьях

Le miracle des roses

О легкие розы, кто к нам Бросает вас в сон дневной? – Октябрь прислонился к окнам Широкой серой спиной..- Мы знаем: вы ниоткуда! Мы

Сентиментальная секстина

Он угасал в янтарно-ярком свете. Дневное небо, солнечный виссон. Земля в цвету, властительные сети Земной весны – в мечтательном поэте Не пробуждали песен. Бледный,

Как только я под Геликоном

Как только я под Геликоном Заслышу звук шагов твоих И по незыблемым законам К устам уже восходит стих, Я не о том скорблю, о

Обетование

Еще не день, но ты – растаяв – Из тени в тень, из плена в плен, Кружишь полями горностаев Над черными плечами стен. Ни

Из-под стола

Я вас любил, как пес: тебя, концом сандалии Почесывавший мне рубиновую плешь, Тебя. заботливый, в разгаре вакханалии Кидавший мне плоды: “Отшельник пьяный, ешь!” Остроты

Первое закатное Рондо

Когда бесценная червонная руда Уже разбросана по облачным Икариям, И в них безумствует счастливая орда Златоискателей, и алым бестиарием Становится закат, для нас одних