Стихотворения поэта Мариенгоф Анатолий Борисович

Ночь, как слеза, вытекла из огромного глаза

Ночь, как слеза, вытекла из огромного глаза И на крыши сползла по ресницам. Встала печаль, как Лазарь, И побежала на улицы рыдать и виниться.

А ну вас, братцы, к черту в зубы!

А ну вас, братцы, к черту в зубы! Не почитаю старину. До дней последних юность будет люба Со всею прытью к дружбе и вину.

Сказка, присказка, быль

Сказка, присказка, быль, Небыль. Не знаю… Неугомонные Тильтиль и Митиль — Ищем любовь: «Там, там — вон На верхушках осин, сосен!» А она, небось,

Каждый наш день — новая глава Библии

Каждый наш день — новая глава Библии. Каждая страница тысячам поколений будет Великой Мы те, о которых скажут: — Счастливцы в 1917 году жили.

Я пришел к тебе, древнее вече

Я пришел к тебе, древнее вече, Темный люд разбудил медным гудом, Бросил зов, как собакам печень, Во имя красного чуда. Назови же меня посадником,

Милостыню жалости мне в нищете

Милостыню жалости мне в нищете, Затертый один грошик… Безжалостное копье Измены брошено… Галл, видите, галл на щите, Видите, как над падалью уже — воронье.

Эй! Берегитесь — во все концы

Василию Каменскому Эй! Берегитесь — во все концы В пожарища алые головни… Кони! Кони! Колокольчики, бубенцы, По ухабам, ухабам, ухабам дровни. Кто там кучер?

Руки галстуком

1 Обвяжите, скорей обвяжите, вокруг шеи Белые руки галстуком, А сумерки на воротнички подоконников Клали подбородки грязные и обрюзгшие, И на иконе неба Луна

Острым холодным прорежу килем

Памяти отца Острым холодным прорежу килем Тяжелую волну соленых дней — Все равно, друзья ли, враги ли Лягут вспухшими трупами на желтом дне. Я

Куда вы?

Куда вы?.. — К новому новое в нови новое чая… Не верю. Променять нельзя, не истаяв В тоске о потере. Сердце, как белая стая

Кувшины памяти

1 По булыжью встреч себя колесить Каждую рану зализывая после — Так по снегу влачат окровавленный след Искусанные свинцом лоси. В раковинах ушей говор-лай

Сентябрь

1 Есть сладостная боль, — не утоливши Жажды, Вдруг Выронить из рук Любимых глаз ковши. В трепещущее горло Лунный штык — Прольется кипяток, вольется

Из сердца в ладонях

Ивану Старцеву Из сердца в ладонях Несу любовь. Ее возьми — Как голову Иоканана, Как голову Олоферна… Она мне, как революции — новь, Как

Твердь, твердь за вихры зыбим

Твердь, твердь за вихры зыбим, Святость хлещем свистящей нагайкой И хилое тело Христа на дыбе Вздыбливаем в Чрезвычайке. Что же, что же, прощай нам,

Марш революций

Конь революций буйно вскачь Верст миллионы в пространствах рвы, Каждый волос хвоста и гривы — Знамя восстаний, бунта кумач. Громами перекликается копыт стук, В