Стихотворения поэта Маяковский Владимир Владимирович

Вывескам

Читайте железные книги! Под флейту золоченой буквы полезут копченые сиги и золотокудрые брюквы. А если веселостью песьей закружат созвездия “Магги” – бюро похоронных процессий

Надоело

Не высидел дома. Анненский, Тютчев, Фет. Опять, тоскою к людям ведомый, иду в кинематографы, в трактиры, в кафе. За столиком. Сияние. Надежда сияет сердцу

Советская азбука

А Антисемит Антанте мил. Антанта – сборище громил. Б Большевики буржуев ищут. Буржуи мчатся верст за тыщу. В Вильсон важнее прочей птицы. Воткнуть перо

Мексика – Нью-Йорк

Бежала Мексика от буферов горящим, сияющим бредом. И вот под мостом река или ров, делящая два Ларедо. Там доблести – скачут, коня загоня, в

Приказ № 2 армии искусств

Это вам – упитанные баритоны – от Адама до наших лет, потрясающие театрами именуемые притоны ариями Ромеов и Джульетт. Это вам – пентры, раздобревшие

Эй!

Мокрая, будто ее облизали, толпа. Прокисший воздух плесенью веет. Эй! Россия, нельзя ли чего поновее? Блажен, кто хоть раз смог, хотя бы закрыв глаза,

Той стороне

Мы не вопль гениальничанья – “все дозволено”, мы не призыв к ножовой расправе, мы просто не ждем фельдфебельского “вольно!”, чтоб спину искусства размять, расправить.

Послушайте!

Послушайте! Ведь, если звезды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно? Значит – кто-то хочет, чтобы они были? Значит – кто-то называет эти плевочки

Взяточники

Дверь. На двери – “Нельзя без доклада”. Под Марксом, в кресло вкресленный, с высоким окладом, высок и гладок, сидит облеченный ответственный. На нем контрабандный

Американские русские

Петров Капланом за пуговицу пойман. Штаны заплатаны, как балканская карта. “Я вам, сэр, назначаю апойнтман. Вы знаете, кажется, мой апартман? Тудой пройдете четыре блока,

Облако в штанах

Вашу мысль, мечтающую на размягченном мозгу, как выжиревший лакей на засаленной кушетке, буду дразнить об окровавленный сердца лоскут: досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий. У

Гимн критику

От страсти извозчика и разговорчивой прачки невзрачный детеныш в результате вытек. Мальчик – не мусор, не вывезешь на тачке. Мать поплакала и назвала его:

Разговор на одесском рейде десантных судов

Перья-облака, закат расканарейте! Опускайся, южной ночи гнет! Пара пароходов говорит на рейде: то один моргнет, а то другой моргнет. Что сигналят? Напрягаю я морщины

Гимн судье

По Красному морю плывут каторжане, трудом выгребая галеру, рыком покрыв кандальное ржанье, орут о родине Пеpy. О рае Перу орут перуанцы, где птицы, танцы,

Мразь

Подступает голод к гландам… Только, будто бы на пире, ходит взяточников банда, кошельки порастопыря. Родные снуют: – Ублажь да уважь-ка!- Снуют и суют в