Стихотворения поэта Минаев Дмитрий Дмитриевич

На улице (Четыре мгновения)

1 Утро. Весь город от сна просыпается… Люди рабочие всюду бегут. Гул и движение… Кто-то ругается И… непременно кого-нибудь бьют. 2 Полдень. Столица как

Каков талант? И где ж его

Каков талант? И где ж его Поймет простой народ? Он сам напишет «Лешего» И сам его споет… Слез много нами вылито, Что он в

При посылке романа «Взбаламученное море»

Доктора в леченьи странны. Все они — не смело ли? — Говорят: морские ванны Многим пользу делали. Эта книга тоже «море Взбаламученное», Встретит в

Лунная ночь

1 Полночный мрак!.. Лишь лунным светом В моей тюрьме озарена С ночного неба, теплым летом, Решетка узкого окна. О, сколько раз, с ночного крова,

Народные мотивы. «Ты куда бежишь?»

«Ты куда бежишь?» — «Купаться», — Крикнул сын из-за угла, И старуха-мать ругаться По привычке начала: «Попадись-ка мне, парнишка, Встрепка будет, — погоди!.. А

Н. П. Р-п-ву

Когда-то, милые друзья, Среди студенческого пенья С сознаньем вторил вам и я: «Вперед без страха и сомненья!» Я снова петь готов «вперед!» Иным, грядущим

Журналу «Нива»

Пусть твой зоил тебя не признает, Мы верим в твой успех блистательный и скорый: Лишь «нива» та дает хороший плод, Навоза не жалеют для

Ю. Леман. «Дама под вуалью»

Мысль Лемана развить задумавши упрямо, Явилась у меня задача сумасшедшая: Картину написать на тему «Дама, Из комнаты ушедшая».

Осенняя виньетка (Кислая осень в окошко врывается…)

Кислая осень в окошко врывается. Дома сидеть невозможно никак: Выйдешь на улицу — злость разыграется: Сырость и грязь отравят каждый шаг. Целые сутки льет

Шут

Его удел — смешить нас всех. Блажен такой удел!.. Ведь в наши дни мы ценим смех — Лишь только б он не ставил в

Мотивы русских поэтов. (4. Юбилейный мотив)

4. Юбилейный мотив (Кому угодно) Когда сном крепким спал народ, И спячка длилась год за годом… (Тут нужно древний эпизод Сравнить с новейшим эпизодом.)

В кругу друзей у камелька

В кругу друзей у камелька Уселся старичок, И льются речи старика, Как в поле ручеек. О прошлых днях он вспоминал, Скрывая тайный вздох: «Друзья!

Педагогический приговор (Орфографическая легенда)

Посреди огромной залы, Где скользит вечерний свет, Грамотеи-радикалы Собралися на совет. Бродит мысль по лицам важным, Хмуры брови, строгий вид, — И лежал пред

Сказка о восточных послах

Шлет нам гостинцы Восток Вместе с посольством особым. «Ну-ка, веди, мужичок, Их по родимым трущобам». Ходят. Все степи да лес, Все как дремотой одето…

Отголоски о цензуре. (О Зевс! Под тьмой родного крова…)

О Зевс! Под тьмой родного крова Ты дал нам множество даров, Уничтожая их сурово, Дал людям мысль при даре слова И в то же