Стихотворения поэта Минский Николай Максимович

Есть гимны звучные, — я в детстве им внимал

Есть гимны звучные, — я в детстве им внимал. О, если б мог тебе я посвятить их ныне! Есть песни дивные, — злой вихорь

Напрасно над собой я делаю усилья

Напрасно над собой я делаю усилья, Чтобы с души стряхнуть печали тяжкий гнет. Нет, не проходят дни унынья и бессилья, Прилив отчаянья растет. Без

Серенада

Тянутся по небу тучи тяжелые, Мрачно и сыро вокруг. Плача, деревья качаются голые.. Не просыпайся, мой друг! Не разгоняй сновиденья веселые, Не размыкай своих

Я увидел ее

Я увидел ее. Как чужие, мы друг мимо друга Без привета прошли. Мы прошли, не смутясь, лишь глаза выраженья испуга Утаить не могли. И

Дума

Отрады нет ни в чем. Стрелою мчатся годы, Толпою медленной мгновения текут. Как прежде, в рай земной нас больше не влекут Ни солнце знания,

Два пути

Нет двух путей добра и зла, Есть два пути добра. Меня свобода привела К распутью в час утра. И так сказала: «Две тропы, Две

Гимн рабочих

Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Наша сила, наша воля, наша власть. В бой последний, как на праздник, снаряжайтесь. Кто не с нами, тот наш враг,

Она, как полдень хороша

Она, как полдень хороша, Она загадочней полночи. У ней не плакавшие очи И не страдавшая душа. А мне, чья жизнь — борьба и горе,

В моей душе любовь восходит

В моей душе любовь восходит, Как солнце, в блеске красоты, И песни стройные рождает, Как ароматные цветы. В моей душе твой взор холодный То

Над могилой В. Гаршина

Ты грустно прожил жизнь. Больная совесть века Тебя отметила глашатаем своим; В дни злобы ты любил людей и человека И жаждал веровать, безверием томим.

Многогрешными устами

Многогрешными устами Много грешных уст и чистых Целовал я под лучами Дня и в тьме ночей душистых. Целовал их после пышных Клятв и пламенных

Как сон, пройдут дела и помыслы людей

Как сон, пройдут дела и помыслы людей. Забудется герой, истлеет мавзолей, И вместе в общий прах сольются. И мудрость, и любовь, и знанья, и

Любовь к ближнему

Любить других, как самого себя… Но сам себя презреньем я караю. Какой-то сон божественный любя, В себе и ложь и правду презираю. И если

Молитва

Прости мне, Боже, вздох усталости. Я изнемог От грусти, от любви, от жалости, От ста дорог. У моря, средь песка прибрежного, Вот я упал

Вечерняя песня

На том берегу наше солнце зайдет, Устав по лазури чертить огневую дугу. И крыльев бесследных смирится полет На том берегу. На том берегу отдыхают