Стихотворения поэта Мориц Юнна Петровна

Верхний свет

Ни свет, ни темень. Пять утра. Тумана вешняя сгущенка. И воздух нежен, как печенка Оленя, снятого с костра. Волнисты окуни в пруду, Откуда пение

За невлюбленными людьми

За невлюбленными людьми Любовь идет, как привиденье. И перед призраком любви Попытка бить на снисхожденье — Какое заблужденье! Любви прозрачная рука Однажды так сжимает

Побег

Давай, душа, давай — Проникнем за ограду, Там розовый трамвай Бежит по снегопаду, В кофейне за углом Поджаривают зерна, И лестницы излом Пропах напитком

Вместо сноски

Легко за окнами синеет. Под самым вздохом каменеет Тоска по брату и сестре. Фонарь на столбике чугунном Цветет. Лимонным вихрем лунным Блистает вечер на

В серебряном столбе

В серебряном столбе Рождественского снега Отправимся к себе На поиски ночлега, Носком одной ноги Толкнем другую в пятку И снимем сапоги, Не повредив заплатку.

На грани выдоха и вздоха

На грани выдоха и вдоха есть волна, где жизнь от видимости освобождена, упразднены тела и внешние черты, и наши сути там свободно разлиты. Там

На смерть Джульетты

Опомнись! Что ты делаешь, Джульетта? Освободись, окрикни этот сброд. Зачем ты так чудовищно одета, Остра, отпета — под линейку рот? Нет слаще жизни —

Бетани

Памяти Георгия Леонидзе В ту ночь взошло двенадцать лун Над ослепительной Бетани, И раздавалось пенье струн, И ветра слышалось топтанье. Горы немыслимый излом Напоминал

Домик с трубой

Помню я, в детстве Над нашей избой В небо струился Дымок голубой, Чурки пылали За дверцей в печи И раскаляли огнем Кирпичи, Чтобы держался

Чертик

К нам прискакал веселый чертик, Он кувыркался и плясал, Он ел мороженое, тортик, Рога копытами чесал! Хвостом он бил по барабану, Потом он делал

Бродячая собака

Ночной провинции узор. Угрюмый запах рыбных бочек. Бессонницы лохматый почерк Мой расширяет кругозор. В дыре пустынного двора Котята лужицу лакают И пузыри по ней

После войны

В развалинах мерцает огонек, Там кто-то жив, зажав огонь зубами, И нет войны, и мы идем из бани, И мир пригож, и путь мой

Терпи, мой родной, терпи!

Терпи, мой родной, терпи! Страдай, мой родной, страдай! В чужой постели не спи, Кусок чужой не съедай. Не зарься на скарб чужой, Не пачкай

Таврида

Там цвел миндаль. Сквозило море Меж кровель, выступов, перил. И жизни плавали в просторе, И чей-то шепот говорил Об этом. Нежно пахло летом, Небесной

В юности, в пасти огня

В юности, в пасти огня, Розы губили меня, Гробили — пышно цвели Всюду, где только могли: Стыдом — на щеках, Трудом — на руках,