Стихотворения поэта Муни

Душа твоя, как тихий звон

Душа твоя, как тихий звон Апрельских вечеров. Страстей земных не будит он Далекий чистый зов. В росистом воздухе полей, Над лесом, над рекой, Лишь

Ты в каюте общей медлишь за пьянино

Ты в каюте общей медлишь за пьянино. Наклонился к нотам толстый инженер. Легкие мелодии пролетают мимо, Шепчет он поручику: о, elle a des chairs*.

Листьев широких качанье

Понял: мы в раю. В. Б. Тень латаний На эмалевой стене. В. Б. Листьев широких качанье, Тени гигантские рук. Длинный прерывистый звук. Это ль

Поэтическая фантазия буржуа

Когда замерев, Вершины дерев Пред близкой грозой затихают И (сумрачный час!), Как слезы из глаз, Янтарные листья роняют; А там, вдалеке, На светлой реке

Ты для меня уста свои сомкнула

Ты для меня уста свои сомкнула И не дала прощального лобзанья. Презрительно звучал твой гордый смех. Ну что же, в плащ дырявый запахнувшись, Уйду

Надень свой белый балахон

Надень свой белый балахон (О, как мила мне хрупкость линий!) И в нем, мечтательно склонен, Явись печальной Коломбине. Чуть вздрогнет зов небесных арф, Чуть

На землю полдень мертвый пал

На землю полдень мертвый пал, Налитый золотом тяжелым, И в блеске пламенно-веселом Дробится озера опал. Гудят косматые шмели, Протяжен их медовый голос. Налитый соком

Пришел земной, тяжелый гость

Пришел земной, тяжелый гость, Ходил по берегу спесиво; А мы, как зыблемая трость, По ветру стелемся лениво. А мы, как беловейный дым, Дыханью каждому

Сухой осенний резкий воздух

Сухой осенний резкий воздух. Ни облачка. Лазурь чиста. И на чернеющих бороздах Ворон крикливая чета. Деревья черны, длинны, худы. Не слышно листьев под ногой.

Самострельная

Господа я не молю, Дьявола не призываю. Я только горько люблю, Я только тихо сгораю. Край мой, забыл тебя Бог: Кочка, болото да кочка.

У Омфалы

О, нет, не у любви в плену, Не под ярмом тяжелым страсти Я нить неровную тяну Под звон ненужных мне запястий. В наряде легком

Опять росистая пьянящая прохлада

Опять росистая пьянящая прохлада. В вечерней тишине звончее бег ручья. И с беззаботными бубенчиками стада, Домой бредущего с вершины Галаада, Сливается, звенит и тает

Волной расплавленно-холодной

Волной расплавленно-холодной Горит ручей, В степи пустынной и бесплодной, В степи моей. Кругом поломанные травы, Суха земля. Вдали пленительной дубравы Мои поля. И жду,

Веет грустью ласковой, осенней

Веет грустью ласковой, осенней. Как светло-прозрачна синева. Листья клена — золотые кружева. Грустью веет ласковой, осенней. Город тонет в утреннем тумане. Нежно золотятся купола.

Сырые дни. В осенних листьях прелых

Сырые дни. В осенних листьях прелых Скользит нога. И свищет ветр в тени. Плохие песни. Лучше б он не пел их. На край небес