Стихотворения поэта Наровчатов Сергей Сергеевич

Костер

Прошло с тех пор немало дней, С тех стародавних пор, Когда мы встретились с тобой Вблизи Саксонских гор, Когда над Эльбой полыхал Солдатский наш

О главном

Не будет ничего тошнее, Живи еще хоть сотню лет, Чем эта мокрая траншея, Чем этот серенький рассвет. Стою в намокшей плащ-палатке, Надвинув каску на

В кольце

В том ли узнал я горесть, Что круг до отказа сужен, Что спелой рябины горсть — Весь мой обед и ужин? О том ли

Ни у кого и ни за что не спросим

Ни у кого и ни за что не спросим Про то, что не расскажем никому… Но кажутся кривые сучья сосен Застывшими «зачем» и «почему».

Вариации из притч

Много злата получив в дорогу, Я бесценный разменял металл, Мало дал я Дьяволу и Богу, Слишком много Кесарю отдал. Потому что зло и окаянно

Юностью ранней

Юностью ранней Нас привечал Ветер скитаний Песнью начал. В этих началах Места не знали Горесть усталых Горечь печали. Вестники сердца Юной земли — В

Предпоследнее письмо

Вот и отобрана ты у меня!.. Неопытен в древней науке, Я бой проиграл, пораженье кляня, Долгой и трудной разлуке. Я бился, как за глухое

Аминь, рассыпьтесь, горести и грусть!

Аминь, рассыпьтесь, горести и грусть! Гляжу на женщин, кланяюсь знакомым, От ветра щурюсь, в облака смотрюсь И верю непридуманным законам. Земля встает в извечной

Моя память

Когда-то, до войны, я был в Крыму. Со мною шло, не зная, как назваться, То счастье, о котором ни к чему, Да и не

Снегопад

Ах, как он плещет, снегопад старинный, Как блещет снег в сиянье фонарей! Звенит метель Ириной и Мариной Забытых январей и февралей. Звенит метель счастливыми

Кавалер и барышня

Небо щедро сеет проливным дождем, Но пройди к окошку, погляди на сквер: Кавалер и барышня мокнут там вдвоем. Что ж это за барышня, что

Зеленые дворы

На улицах Москвы разлук не видят встречи, Разлук не узнают бульвары и мосты. Слепой дорогой встреч я шел в Замоскворечье, Я шел в толпе

Свейки, Латвия!

Вижу прозелень рек И озер голубые прозоры, Светотень лесосек, Темных пашен просторы И простые кресты Возле церкви над взгорьем, Глубину высоты Над рокочущим взморьем.

Скучное лето

Я спросил вчера у Оли: — Как идут твои дела? Как ты там, на вольной воле, Это лето провела? Дочь зевнула равнодушно. — Ну,

Облака кричат

По земле поземкой жаркий чад. Стонет небо, стон проходит небом! Облака, как лебеди, кричат Над сожженным хлебом. Хлеб дотла, и все село дотла. Горе?