Стихотворения поэта Николев Андрей

За чаепитием воскресным

За чаепитием воскресным мне интересны и прелестны равно и крендель и хозяин. Одушевленнейших предметов и речи неодушевленной благожелательный свидетель, сижу, простое изваянье, с наружностию

Озеро на прогалине

Озеро на прогалине вы не встречали, не замечали в лесу? Ели су- мрак простерли. Тлеет костер ли там иль то фонарик? Запахом гари тянет

Лежу в объятиях стихов

Лежу в объятиях стихов, качайся, утлая кровать, любимому нельзя соврать: да, утром ждет другой мой милый, мой милый чай, и хлеб, и масло. Звезда

Как милый потолок смягчает

Как милый потолок смягчает — какая ночь! — сияние небес. — Хочешь, еще тебе налью я чаю, ты с сахаром иль без? — Не

Для наших русых — русичей иль россов

Для наших русых — русичей иль россов — среди помойных ям и собственных отбросов мир оказался тесен, и в ничто они себя спихнуть старались

В мокром снеге доски прели

В мокром снеге доски прели, пахло далью и навозом, под заглавием Беспечность стала выходить газета, посвященная вопросам. О как просто все узнали, что в

Я не люблю воспоминаний неодетых

Я не люблю воспоминаний неодетых: хватает пестрых лоскутков на свете, но для торжеств, справляемых сейчас на небесах в прозрачный этот час, в костюм лазоревый,

Этот город — раскрашенный переулок

Этот город — раскрашенный переулок и домишки, что пирогов требуют, или по крайней мере теплых булок, — ах, он и всегда-то был на пол-дороге

Нанюхался я роз российских

Нанюхался я роз российских, и запахов иных не различаю и не хочу ни кофею, ни чаю. Всегдашний сабель блеск и варварство папах, хоронят ли

Облака вроде пестрой парчи

Облака вроде пестрой парчи, пей и бейся, и криком кричи: хорошо, что Востока в нас много, на Востоке всегда больше Бога, а в сиротстве

Ты приоткрыл свои уста

Ты приоткрыл свои уста, в них оказалась пустота. Как окаемка золота небес! Поспешности фигур. А между тем уста жуют былой и небылой уют. Везде

Купола, что грудь, набухли

Купола, что грудь, набухли безысходным молоком, фонари уже потухли, не мечтая ни о ком, он надел ночные туфли, этот город-городок: лунный властвует поток. Высунусь

Что это так, согласен, но

Что это так, согласен, но выбор не мал и без запроса — устойчивое снесено и предлагает нам земля заелисейские поля, туманные, как папироса. Полный

Мечтатели уселись, слышат

Мечтатели уселись, слышат, как талый снег, сию минуту замешенный на солнце и вине, клокочет, булькает у голубей в коротких горлышках раздутых, переливаясь через край,

И неулегшиеся волны

И неулегшиеся волны колышат прошлого ковчег, набитый туго двойниками: семь пар нечистых, чистых семь — уединенье! слабый счет преувеличен зеркалами. Внутри хозяин — самовар