Стихотворения поэта Одоевский Александр Иванович

Соловей и роза

— Зачем склонилась так печально, Что не глядишь ты на меня? Давно пою и славлю розу, А ты не слушаешь меня! — Зачем мне

Дева 1610 года (К «Василию Шуйскому»)

Явилась мне божественная дева; Зеленый лавр вился в ее власах; Слова любви, и жалости, и гнева У ней дрожали на устах: «Я вам чужда;

Отрывок (Посол, погибели предтеча…) (Из «Послов Пскова»)

Посол, погибели предтеча, Замолк; но звук последних слов Еще гремел, как шум оков, В сердцах внимательного веча. На бледных лицах скорбь и гнев Сменили

Венера небесная

Клубится чернь: восторгом безотчетным Пылает взор бесчисленных очей; Проходит гул за гулом мимолетным; Нестройное слияние речей Растет; но вновь восторг оцепенелый Сомкнул толпы шумливые

Как я давно поэзию оставил

Как я давно поэзию оставил! Я так ее любил! Я черпал в ней Все радости, усладу скорбных дней, Когда в снегах пустынных мир я

Амур-Анакреон

Зафна, Лида и толпа греческих девушек. 3 а ф н а Что ты стоишь? Пойдем же с нами Послушать песен старика! Как, струн касаяся

Брак Грузии с Русским царством

Дева черноглазая! Дева чернобровая! Грузия! дочь и зари, и огня! Страсть и нега томная, прелесть вечно новая Дышат в тебе, сожигая меня! Не томит

Средь пылающих огней

Средь пылающих огней?- Идут под затворы молодцы За святую Русь. За святую Русь неволя и казни — Радость и слава! Весело ляжем живые За

Осада Смоленска (К «Василию Шуйскому»)

(Соборный храм Бож М.- Перед иконами затеплены свечи.- Иереи стоят перед царск дверями и молятся шепотом. Посадник; несколько купцов, старцы, жены толпятся посреди храма.)

Кн. М. Н. Волконской

Был край, слезам и скорби посвященный, Восточный край, где розовых зарей Луч радостный, на небе том рожденный, Не услаждал страдальческих очей; Где душен был

Моя Пери

Взгляни, утешь меня усладой мирных дум, Степных небес заманчивая Пери1! Во мне грусть тихая сменила бурный шум, Остался дым от пламенных поверий. Теперь, томлю

А. М. Янушкевичу, разделившему со мною ветку

В странах, где сочны лозы виноградные, Где воздух, солнце, сень лесов Дарят живые чувства и отрадные, И в девах дышит жизнь цветов, Ты был!-

Тебя уж нет, но я тобою

Тебя уж нет, но я тобою Еще дышу; Туда, в лазурь, я за тобою Спешу, спешу! Когда же ласточкой взовьюсь я В тот лучший

Иль, сбросив бремя светских уз

Иль, сбросив бремя светских уз, В крылатые часы отдохновенья, С беспечностью любимца муз Питаю огнь воображенья Мечтами лестными, цветами заблужденья. Мечтаю иногда, что я

Кутья

Грозный злобно потешается В Белокаменной Москве. Не в палатах разукрашенных, Не на сладкий царский пир Были гости тайно созваны. Тихо сели вдоль стола, Вдоль