Стихотворения поэта Озеров Лев Адольфович

Перед началом работы

Я посреди двора Стою в начале дня. Весенняя пора Торопит и меня. Зовет меня к себе Верстак — рабочий стол. А я ищу в

Туман над прудом высветлен закатом

Туман над прудом высветлен закатом, Упали в воду кроны, купола, И не удержишь восхищенным взглядом Секунды, что была и вот ушла. А переменчивость воды

Начальный жестокий период любви

Начальный жестокий период любви… Как хочешь, как можешь его назови, Но только не мукой и вовсе не сном,- Скорее бессонницей, морем вверх дном, Сумятицей,

Поэзия не позабыта

Поэзия не позабыта, Хотя в кастальскую струю Не окунает конь копыта,- Он ест овес свой деловито У самой бездны на краю. И на прогулке

Прошла гроза. Дымился лес

Прошла гроза. Дымился лес, Густой, просмоленный и едкий, И дым, приподымая ветки, Как бы тянул их до небес. И вот под мглистой синевою Литых

Двадцатые

Листва закипает, как наши двадцатые, Когда Маяковский с Асеевым в дружестве Писали стихи о любви и о мужестве, Неугомонные и угловатые; Когда Пастернак в

Есть убедительно-державный жест

Есть убедительно-державный жест У Ленина, не только в дни торжеств,- В любой беседе, утром или ночью,- Жест, звездному подобный многоточью. Жест — не приказ,

Сирень задыхается. Небо набухло

Сирень задыхается. Небо набухло. В утробе его разухабисто бухало. Везде, как возмездье, гроза назревала, И мир был подобен ущелью Дарьяла: Навалы породы, и горы,

Я видел степь. Бежали кони

Я видел степь. Бежали кони. Она подрагивала чуть И элеватора свечу Держала на своей ладони. И зелень в синеву лилась, И синь легла на

Сквозь пламень строк душа пропущена

Сквозь пламень строк душа пропущена. Ну, а царей-то помним много ли? Из Александров — только Пушкина, Из Николаев — только Гоголя.

Усталость или отчужденье

Усталость или отчужденье, Или замучила жара, Или в душе твоей смятенье — Не разобрался я вчера. В преувеличенном вниманье, С которым слушала меня, Определилось

У памятника

Старик тунгус, приехавший на съезд, Задет лучами праздничного света. Он теплый бублик на морозе ест И ходит не спеша вокруг поэта, Который шляпу комкает

Как дальше жить?

Как дальше жить? Как дальше жить? Еще пять тысяч строк сложить, Еще пять тысяч дней служить, — За новым сроком новый срок, И сто

Тверские льны стоят до небосклона

Тверские льны стоят до небосклона, Как будто подпирают небосклон. Зеленая волна — земное лоно — Бежит ко мне, бежит со всех сторон. И черное

Гроза в горах

Вдруг пахнуло глубокой ночью, Вдруг смешалось небо с землей. Паровозного дыма клочья — Над горами, над полумглой. Тучи ниже, и горы ниже. Потемнело и