Стихотворения поэта Пастернак Борис Леонидович

Из поэмы

Два отрывка 1 Я тоже любил, и дыханье Бессонницы раннею ранью Из парка спускалось в овраг, и впотьмах Выпархивало на архипелаг Полян, утопавших в

Снег идет

Снег идет, снег идет. К белым звездочкам в буране Тянутся цветы герани За оконный переплет. Снег идет, и все в смятеньи, Все пускается в

Нежность

Ослепляя блеском, Вечерело в семь. С улиц к занавескам Подступала темь. Люди — манекены, Только страсть с тоской Водит по Вселенной Шарящей рукой. Сердце

Под открытым небом

Вытянись вся в длину, Во весь рост На полевом стану В обществе звезд. Незыблем их порядок. Извечен ход времен. Да будет так же сладок

Не трогать

«Не трогать, свежевыкрашен»,- Душа не береглась, И память — в пятнах икр и щек, И рук, и губ, и глаз. Я больше всех удач

Июльская гроза

Так приближается удар За сладким, из-за ширмы лени, Во всеоружьи мутных чар Довольства и оцепененья. Стоит на мертвой точке час Не оттого ль, что

Как бронзовой золой жаровень

Как бронзовой золой жаровень, Жуками сыплет сонный сад. Со мной, с моей свечою вровень Миры расцветшие висят. И, как в неслыханную веру, Я в

Весенний дождь

Усмехнулся черемухе, всхлипнул, смочил Лак экипажей, деревьев трепет. Под луною на выкате гуськом скрипачи Пробираются к театру. Граждане, в цепи! Лужи на камне. Как

Ветер (Кому быть живым…)

Кому быть живым и хвалимым, Кто должен быть мертв и хулим,- Известно у нас подхалимам Влиятельным только одним. Не знал бы никто, может статься,

Зима приближается

Зима приближается. Сызнова Какой-нибудь угол медвежий Под слезы ребенка капризного Исчезнет в грязи непроезжей. Домишки в озерах очутятся, Над ними закурятся трубы. В холодных

Перемена

Я льнул когда-то к беднякам Не из возвышенного взгляда, А потому, что только там Шла жизнь без помпы и парада. Хотя я с барством

Страшная сказка

Все переменится вокруг. Отстроится столица. Детей разбуженных испуг Вовеки не простится. Не сможет позабыться страх, Изборождавший лица. Сторицей должен будет враг За это поплатиться.

Я в мысль глухую о себе

Я в мысль глухую о себе Ложусь, как в гипсовую маску. И это — смерть: застыть в судьбе, В судьбе — формовщика повязке. Вот

Липовая аллея

Ворота с полукруглой аркой. Холмы, луга, леса, овсы. В ограде — мрак и холод парка, И дом невиданной красы. Там липы в несколько обхватов

Сегодня с первым светом встанут

Сегодня с первым светом встанут Детьми уснувшие вчера. Мечом призывов новых стянут Изгиб застывшего бедра. Дворовый окрик свой татары Едва успеют разнести,- Они оглянутся