Стихотворения поэта Риб Эвальд Карлович

Всех так просто отрицает

Всех так просто отрицает и не признает, но себя он поднимает до больших высот.

Не могут люди, что, как вы, коварны

Не могут люди, что, как вы, коварны, на творчество кого-то вдохновить… А ваша власть — частенько цель бездарных, чтобы всеми только руководить!

В юности он был красив

В юности он был красив, а сегодня — неказист, но в работе не ленив, и во всем — большой артист! Ради того, чтоб напечататься,

Письмо 23

Брату Давиду Я от весны оттаял весь, люблю всегда я время это. В плаще зари гуляет лес, зовет тебя руками веток. Когда мы на

На Земле есть Боги

Л. Б. Котляр С нотами стоял мой пульт… Заиграл — все рады… Вдруг схватил второй инсульт — тут хоть стой, хоть падай. Как в

Ты обещал мне чудный вечер

Ты обещал мне чудный вечер, но самовольно взял дары… Я слезно вспоминаю встречу, все муки любви до зари.

Пусть во всем, пусть во всем не гений я

Пусть во всем, пусть во всем не гений я, но сегодня стало мне видней — есть что нам наследовать от Ленина, от своих отцов

Знать, приспособиться не смог

Знать, приспособиться не смог я к вам так много лет и не валялся я у ног, кто гасит в душах свет.

Я на него нацелил глаз

Я на него нацелил глаз: какой он в жизни гадкий, свое он мнение о Вас меняет, как перчатки.

Под открытым небом

Никто не ходит праздно, и вечера тихи, читал свои рассказы, читал свои стихи. Опять играл на скрипке для чудной детворы, чуть-чуть цвели улыбки, и

Лицо у Вас не сонное

Лицо у Вас не сонное, в душе давно отныло — ведь мненье хамелеонное у Вас с рожденья было.

Сны на даче

Жена бежит по лужам по колено… Во мне звучит — музыка Шопена. Весна творит, раскачав антенны. Во мне звучит — полонез Шопена. Душа болит,

Не цвели улыбки

Не цвели улыбки, не расцвел восход, Вы — спортсмен на скрипке, в звуке — ровный лед.

Сплетника ведь не волнует честь

Сплетника ведь не волнует честь, к хорошему — он был глухим. Все плохое, что у него есть, приписывает охотно другим.

Таким меня никто не видел

Таким меня никто не видел, Таким никто и не встречал. Я от давления стал быдлом, Как пьяный, на Земле лежал. Я подсмотрел, чуть замерзая,