Стихотворения поэта Шагинян Мариэтта Сергеевна

Галка

Дождь. Туман. Кого-то жалко; Песня в сердце оборвалась. Вся взъерошенная, галка Под окном моим прижалась. Грудью к дереву припала, Шелестят седые крылья: «Я пропала,

Воскресение

Уже снега сползли к оврагу, На тополях кричат грачи; И белый день, убавив шагу, Все тише движется к ночи. А ночь! Какие шум и

Война

Благо тебе, очарованный брат! Возмущенной стихии Лик и число ты даришь и в бесформенной качество ищешь, С нею смешавшись, поешь, уповая в ее завыванье

Полнолуние

Кто б ты ни был — заходи, прохожий. Смутен вечер, сладок запах нарда… Для тебя давно покрыто ложе Золотистой шкурой леопарда, Для тебя давно

Флейта

По-прежнему сладостны весны, А осень тиха и пуста… И грустной сыростью росной Душа, как цветы, налита. Краснеет в полях кукуруза, Давно в янтаре виноград.

Касыда

Был человек. Имел жену, детей, Дом с черепичной кровлей, Сад, колодец, Вола, осла и слуг, служивших верно. Однажды он, идя домой, глядит — И

Детские портреты

Люблю весной, когда окрепший жар, Натешась и устав, спешит угомониться, Наш чистенький, подстриженный бульвар, Детей веселые, доверчивые лица, Их звонкий смех, их игры, а

Грибы

В воздухе бодрящем Холодно и звонко. Детка, посмотри-ка, Вон глядит опенка, А под этой веткой, Словно именинник, Радостно смеется Стройный подосинник. Батюшки, сам белый

Разлука

Велел господь моей душе, когда В нее вдохнул божественное пламя, Идти с людьми, идти в юдоль труда, Исполненную днями и делами. Но ты, любовь,

Милому

Дитя твое устало быть любимым, Ласкаемым, балованным зверенком, Все нежиться среди ковров пушистых Да бегать, как котенок, на веревке Твоей любви!.. Ласкать устали руки,

Жалоба

Волну окликнула волна, — И вот она уже далече… Ах, не на радость им дана Их кратковременная встреча! Грустит у ног, грустит прибой И

Memento mori

В юности я вожделел и вина и женщин. К зрелым годам не пьянят ни вино, ни ласка. Медлен мой день, и только бокал мой

Утешения

1. ОТДАЮЩЕМУ Спят, как детеныши, в нежном цветке семена, Тьмою зачаты; для света взлелеяны ею. Держит их чаша, но время придет — и она

К Армении

С какой отрадой неустанной, Молясь, припоминаю я Твоих церквей напев гортанный, Отчизна дальняя моя! Припоминаю в боли жгучей, Как очерк милого лица, Твои поля,

Чеченка

I По тропинке в час, когда Муэдзин зовет аллаха, Вороного Карабаха Я веду за повода. Конь, как юноша, красивый, Шумно дышит на меня И