Стихотворения поэта Ширяевец Александр Васильевич

Есть ли что чудесней

Памяти матери моей Марии Ермолаевны Есть ли что чудесней Жигулей хребтов! А какие песни С барок и плотов! А какие сказы Ходят с голытьбой!

Из зимних картин

Всю ночь, как призрак белый, Пустившись в дикий пляс, Метель в полях шумела, Куда-то вдаль неслась… И прилетала снова На крыльях из парчи, —

Полям

В. С. Миролюбову Я из Города — из плена К вам приду И на травы, и на сено Упаду! Загляжусь, как васильковый Лен цветет.

Суриков

Разгульны взлеты русского мазка! Былого ветра песня заярила! Сибирь сгубив Кольцо и Ермака, Русь Суриковым щедро одарила. Пусть выродки сопят у заграниц, Сын Красноярска

Вот снова я мальчишка озорной

Вот снова я мальчишка озорной, Вино весеннее глотаю жадно, И мать с отцом беседуют со мной Под песни Волги — девушки нарядной. Хрустальные, сверкающие

Песня

От сохи Микулы, Полевой межи, Унесло парнишку В Город — царство лжи… Силы удалые Загубил я там, Верить разучился Огневым мечтам… И теперь так

Клич

На кургане, в шапке-зорнице Стенька встал разгульно-смел, Молодецкую он вольницу Кликал, звонницей гудел: — Гей-эй-эй!.. Собирайся-ка, голь перекатная, Шалый сброд! Будут гульбища, подвиги ратные,

Песня о двадцатом числе

Посвящаю Грише Фирсову Что нам живется скверно, Друзья, сомненья нет, Об этом уж наверно Узнал весь белый свет. Но в виде утешенья Нам счастье

Родине

Русь сермяжная, родимая, твои песни — лепота! Соловьи смолкают, слушая, стихнут вешние ручьи! Не согнет тебя, любимая, никакая маета, Доколь ронишь лалы, жемчуги —

Говорил ты мне, что мало у меня удалых строк

Николаю Клюеву Говорил ты мне, что мало у меня удалых строк: Удаль в городе пропала, — замотался паренек… А как девица-царевна, светом ласковых очей,

Архангельский глас

Щупал девок я, ластился к бабам, Матершинничал в три этажа. Повлекут по загробным ухабам, Чтоб поджарить меня, как стрижа. Заартачившись у сковородки, Завоплю я,

Клад

— «Аль весь век носить онучи! Срам!.. И девки не глядят!» И пошел он в лес дремучий Поискать заветный клад. — «Чай, недаром молвят

Что там носитесь

Что там носитесь С Джиокондами, Да с Роландами, Да с Мадоннами, Хороводитесь У чужих морей, В чужой славушке Зябко греетесь! — Али нет у

О, сколько их, просящих хлеба

О, сколько их, просящих хлеба На тротуарах, папертях! Зачем вас осудило небо Влачиться у нужды в когтях! Или к молитвам вашим глухо, Или не

России

Давно-давно на подвиг славный Богатыри не мчатся вскачь, И горше плача Ярославны Твой заглушенный тихий плач… Не злым врагом, не в поле ратном Твой