Стихотворение "Сказание о древнем бретонском городе Ис, о нечестивом короле Граллоне и его морском коне, о принцессе Дахуте и о ресторанчике в порту Дуарнонэ" Бетаки Василий Павлович

Вадиму Каплуновскому

(для голоса и шарманки)

В устье реки, в начале океана
Разнокалиберные мачты торчат.
Яркие машины в слезах тумана
По краям порта запаркованы в ряд.
Если с черных скал над заливом Дуарнонэ
В лунную полночь смотреть вниз,
Говорят, померещится в заливе на дне
Затопленный город Ис.

А может, и вовсе он был не тут,
А за мысом – где берег особенно крут…
Но если забраться на самую верхотуру
Холма над портом Дуарнонэ –
Руины городских стен,
Романскую церквушку,
Обломки дворца,
Заплетенную водорослями скульптуру
В тихую погоду видно на дне…

*
Когда-то тут правил король Граллон,
Дочь Дахута была у него.
Говорили – она, мол, русалочья дочь,
Вот и молода оттого…
Кто ее мать, сколько ей лет,
Едва ли знал и король…
Но не вянул шиповника розовый цвет
В волосах ее, черных как смоль.

И два любовника было у ней:
Один – сам отец, Граллон,
А другого не видел никто из людей –
Но со страхом шептали: “Он”.
Был Ис обнесен высокой стеной,
И дважды в сутки прилив
Окружал неприступную стену волной,
Равнину вокруг затопив.

Но ворота, в которые билась вода,
Были на ключ заперты,
И король клал ключи под подушку всегда
С наступлением темноты.
В объятьях дочери засыпал Граллон,
И заполночь, нетерпенья полна,
Ключи, не нарушив отцовский сон,
Вытаскивала она.

Только однажды Тот, Другой,
Опоздал, а принцесса ждала.
Повела она гостя в свой покой,
Но спешила так, что дрожащей рукой
Калитку не заперла…
Время за радостями пропустив,
Дахута, в глухом в полусне, –
И не заметила, что прилив
Уже подошел к стене.

Не увидев, как сдуло со стула платье,
Спохватилась она, лишь когда
Золотые туфельки из-под кровати
В окно унесла вода.
И волну ощутив с холодной тоской,
Увидала Дахута сквозь сон:
Растаял любовник в пене морской,
А в спальню вбежал Граллон!
На руках ее вынес из башни пустой,
Положил поперек седла –
Вдруг лодка с площади городской
Епископа принесла.
Белый конь морской – в воде по колена,
Граллон уже в крепком седле,
И плевать ему на крик разъяренный
Епископа Гвеноле:
“Брось ведьму, грешник, – и город спасешь:
Помолюсь – начнется отлив!”
Но король на скаку ему крикнул: “Лжешь!” –
В лодку плетью свалив.

Копыта били ночную волну,
Ложились воды пластом,
Ржаньем конь разрывал тишину,
Пену сбивал хвостом,
И разлеталась пена кругом:
И дороги он не искал,
И пред морским колдовским конем
Расступались теснины скал.

Налету распустилась одна из кос –
И только ночная тьма
Видела, как из ее волос,
Цветок из полночных ее волос,
Тот шиповник,
Что был розовее всех роз,
Покатился по склону холма…

*
Переулки спускаются к портовым причалам.
В переулке три столика –
Кабачок под навесом густого плюща и
клумбы синих гортензий, тяжелых как волны.
Из-за них выплывает хозяйка,
нам на столик ставит она
блюдо, морскими тварями полное,
и бутылку вина…

Длинна бутылка и зелена –
узорчатой плесени след,
будто бы прямо с морского дна
принесли нам этот обед.
А хозяйка в передничке, на золотых каблучках –
и неясно, сколько ей лет,
а в длинных, черных, как смоль, волосах –
шиповника розовый цвет…

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Вы сейчас читаете стих Сказание о древнем бретонском городе Ис, о нечестивом короле Граллоне и его морском коне, о принцессе Дахуте и о ресторанчике в порту Дуарнонэ, поэта Бетаки Василий Павлович