Стихотворения поэта Случевский Константин Константинович

Смотрит тучка в вешний лед

Смотрит тучка в вешний лед, Лед ее сиянье пьет. Тает тучка в небесах, Тает льдина на волнах. Облик, тающий вдвойне, И на небе и

Твоя слеза меня смутила

Твоя слеза меня смутила… Но я, клянусь, не виноват! Страшна условий жизни сила, Стеной обычаи стоят. Совсем не в силу убежденья, А в силу

Мне грезились сны золотые!

Мне грезились сны золотые! Проснулся — и жизнь увидал… И мрачным мне мир показался, Как будто он траурным стал. Мне виделся сон нехороший! Проснулся…

Словно как лебеди белые

Словно как лебеди белые Дремлют и очи сомкнули, Тихо качаясь над озером,- Так ее чувства уснули… Словно как лотосы нежные, Лики сокрыв восковые, Спят

Старый дуб листвы своей лишился

Старый дуб листвы своей лишился И стоит умерший над межою; Только ветви кажутся плечами, А вершина мнится головою. Приютил он, будучи при жизни, Сиротинку-семя,

Ты часто так на снег глядела

Ты часто так на снег глядела, Дитя архангельских снегов, Что мысль в очах обледенела И взгляд твой холодно суров. Беги! Направься к странам знойным,

Разбитая шкуна

Так далеко от колыбели И от родимых берегов Лежит она, как на постели, В скалах, пугая рыбаков. Чужие вихри обвевают, Чужие волны песнь поют,

Где только есть земля

Где только есть земля, в которой нас зароют, Где в небе облака свои узоры ткут, В свой час цветет весна, зимою вьюги воют, И

Заросилось. Месяц ходит

Заросилось. Месяц ходит. Над левадою покой; Вдоль по грядкам колобродят Сфинксы с мертвой головой. Вышла Груня на леваду… Под вербою парень ждал… Ионийскую цикаду

В больнице всех скорбящих

Еще один усталый ум погас… Бедняк играет глупыми словами… Смеется!.. Это он осмеивает нас, Как в дни былые был осмеян нами. Слеза мирская в

Розовых вересков полосы длинные

Розовых вересков полосы длинные В логе песчаном растут. Севера дальнего дебри пустынные Родина их,- а не тут! Или на то они здесь представители Братьев

Песня лунного луча

Светлой искоркой в окошко Месяц к девушке глядит… «Отвори окно немножко»,- Месяц тихо говорит. «Дай прилечь вдоль белых складок Гостю, лунному лучу, Верь мне,

Каких-нибудь

Каких-нибудь пять-шесть дежурных фраз; Враждебных клик наскучившие схватки; То жар, то холод вечной лихорадки, Здесь — рана, там — излом, а тут — подбитый

Еду по улице: люди зевают!

Еду по улице: люди зевают! В окнах, в каретах, повсюду зевки, Так и проносятся, так и мелькают, Будто над лугом весной мотыльки. Еду… И

Lux aeterna

Когда свет месяца бесстрастно озаряет Заснувший ночью мир и все, что в нем живет, Порою кажется, что свет тот проникает К нам, в отошедший