Стихотворения поэта Смертина Т

Чисто-верная Луна

Чисто-верная Луна, С ним целуешься в воде? Опрометчивой не будь – Это к плачу и беде. Что скользишь по зеркалам? Ты молочно-хороша. Только долго

Зачем мне сетовать

Зачем мне сетовать На юное обличье? Изгибы, линии, анархия волос… Но пленом кажется Весь мрамор мой девичий – Сверкнуть, Осыпаться бы инеем в мороз!

Опять гроза страшила души

Опять гроза страшила души, Кидались молнии в окно. Небесный гром округу рушил, И все мелькало, как в кино: Я на балу в туманной шляпе,

Я пробовала Нежность

Я пробовала Нежность Создать строкой, пером… Но – лишь мороз и снежность. Пером – что топором. Фиалки взять бы дрему, Панбархатную глубь, Лилейную корону,

Окатный жемчуг, розовый, речной

Окатный жемчуг, розовый, речной… Окатный жемчуг, розовый, речной, Русалочьим дыханьем замолила, Прополоскала млечною росой И под подушкой семь ночей таила. Потом вонзила в смоль

Предрассветной, тонкой грезой

Предрассветной, тонкой грезой, Как венчальной белой розой, Средь московских куполов Рисовала я любовь: Мои вздохи и овалы, Обнаженья, сеновалы, След ступни в огне песков,

Разбив три вазы, среди бела дня

Разбив три вазы, среди бела дня, Я оседлаю белого коня И поскачу к тебе, простив обман… Меня узнаешь сквозь сплошной туман?! Но ты сказал,

Цыганка и ведьма

«Цыганка и ведьма! Ой, птица она!» Не верь, что болтают, Толпа ведь дурна. Не верь, что тебя я Спалила, как страсть. До кружев, до

Я Луну из ведра почерпнула

Я Луну из ведра почерпнула – До чего же она ледяна! Я Луною на гряды плеснула – Луноцветки взошли у окна: Серебристы и лунно-ледовы,

В бледных туманах неясность травы

В бледных туманах неясность травы. Пятна цветов расплываются в хмарь. Темный стожок или тень головы? Дуб у воды или омута царь? Льнет мой подол

Иди ко мне, я обниму

Иди ко мне, я обниму – Русалочьи, до упокоя… В чем дело? А? Здесь дно речное… Мол, я маню в речную тьму! Во тьме

Заман ветров и хвойных стонов

Заман ветров и хвойных стонов. Волос кромешность, синий взор. Молчанье белых анемонов Сквозь бледно-лунный монитор. Явлюсь в реальности неявной, И ваша кончится стена. И

Мают майские луга

Мают майские луга, Золотые пчелы – тать! Вдоль меня бегут шелка, Да не могут убежать. Здесь скрещение лучей От возвышенных корон. Шмель красивый и

Я удивлялась Солнцу и Луне

Я удивлялась Солнцу и Луне, Меня сжигали в жертвенном огне, Но, осененная святым крестом, Я вновь рождалась в омуте лесном И пела так в

Лилово-темно-буйная

Лилово-темно-буйная, Пышная, безумная! Мохнато-сластно-томная, Девьи-свеже-сонная, Та, пред которой пал плетень – Сирень: Гроздь поцелуев воздушных моих, – Легкая марь-ненасыть! – Что не успела тебе