Стихотворения поэта Сорокин В. В

Хранить нам славу

Над ржавым храмом стонут журавли, Под куполом разбитым ветер свищет, Здесь воины хоробрые легли, Здесь все века столпились на кладбище. Набеги, от рассвета до

Понял

Беру коня судьбы я под уздцы Без суеты и лишнего испуга, Поскольку понял: в мире подлецы, Как близнецы, похожи друг на друга. Скачи, мой

Вчера я напился и как провалился

Вчера я напился и как провалился, А ныне впервые на свет появился. Милы мне березы, и холм, и дорога, И радостей в жизни действительно

Пушистая, зеленая

Пушистая, зеленая, Стремительная ель, И солнышком паленная, И гнутая в метель. Стоишь прямая, сильная, Звенишь до облаков. Вокруг земля обильная — На тысячи веков.

На деревне такая беда

На деревне такая беда, Водка льется, как в речке вода. Было пять мужиков, а теперь Пять смертей, пять нетрезвых потерь. От правления за полверсты

Не признаем

Не миром заняты, а мириком, Задернув шторами окно. И ваша комнатная лирика Осточертела нам давно. И вы не так уж много весите, И вы

На сцене

Один болван на сцене, А тысячи их в зале. И, от оваций в пене, Орут как на вокзале. И ловятся моменты, И фразы, и

Живые мертвецы

Много я видел живых мертвецов: Руки их — крюки и рот — на засов. Жизнь их — сплошная мышиная робость, Мысль их — гнетущая

Так больно

Почему же так трудно, так больно бывает порой, Давит дума на грудь многоскальною мертвой горой. Утешение, помощь тогда мне совсем не нужны, Ни проклятья

Плач по убитым

Мертвые не исчезают — они возвращаются. Кто в Чехии, кто в Прусси, кто в Польше. И здесь — повсюду мрамор и сирень… Солдатам нашим

Там гора

Там гора, а на горе я живу анахоретом, по карельским перешейкам проползаю с муравьями, пожираю сбереженья бора, поля и моряны. Пруд, а у пруда

Братья милые

О, славянская наша земля, — Корень пращуров, Родины силы, Погляжу я, наплыли в поля, Будто после потопа, могилы. Я, наверно, чудак-человек, Коль не понял

Обелиски густы на селе

Обелиски густы на селе. Край пронзили собой обелиски. В дождевой и проржавленной мгле Растворяются длинные списки. Прочитал я — и скорбно примолк: Тут, руками

Не смогу разлюбить, хоть убей

Не смогу разлюбить, хоть убей, Потому что родился не черствым, Эту синюю сонность степей, Эти звезды, березы и версты. Самолет, паровоз ли, такси Наплывает

Обещание

Устала Русская земля От войн, острогов и расстрелов. В труде и в горе постарела, Врагов разором веселя. Одни сыны ушли в кресты, Другие следом