Стихотворения поэта Сорокин В. В

На деревне такая беда

На деревне такая беда, Водка льется, как в речке вода. Было пять мужиков, а теперь Пять смертей, пять нетрезвых потерь. От правления за полверсты

Не признаем

Не миром заняты, а мириком, Задернув шторами окно. И ваша комнатная лирика Осточертела нам давно. И вы не так уж много весите, И вы

На сцене

Один болван на сцене, А тысячи их в зале. И, от оваций в пене, Орут как на вокзале. И ловятся моменты, И фразы, и

Живые мертвецы

Много я видел живых мертвецов: Руки их — крюки и рот — на засов. Жизнь их — сплошная мышиная робость, Мысль их — гнетущая

Так больно

Почему же так трудно, так больно бывает порой, Давит дума на грудь многоскальною мертвой горой. Утешение, помощь тогда мне совсем не нужны, Ни проклятья

Плач по убитым

Мертвые не исчезают — они возвращаются. Кто в Чехии, кто в Прусси, кто в Польше. И здесь — повсюду мрамор и сирень… Солдатам нашим

Там гора

Там гора, а на горе я живу анахоретом, по карельским перешейкам проползаю с муравьями, пожираю сбереженья бора, поля и моряны. Пруд, а у пруда

Братья милые

О, славянская наша земля, — Корень пращуров, Родины силы, Погляжу я, наплыли в поля, Будто после потопа, могилы. Я, наверно, чудак-человек, Коль не понял

Обелиски густы на селе

Обелиски густы на селе. Край пронзили собой обелиски. В дождевой и проржавленной мгле Растворяются длинные списки. Прочитал я — и скорбно примолк: Тут, руками

Не смогу разлюбить, хоть убей

Не смогу разлюбить, хоть убей, Потому что родился не черствым, Эту синюю сонность степей, Эти звезды, березы и версты. Самолет, паровоз ли, такси Наплывает

Обещание

Устала Русская земля От войн, острогов и расстрелов. В труде и в горе постарела, Врагов разором веселя. Одни сыны ушли в кресты, Другие следом

Женщина эта рожать не умеет

Женщина эта рожать не умеет И научиться, бедняга, не хочет. Злом от нее подозрительным веет, — Все задирается, будто бы кочет. Вот бы растила

А я в страстях и думах отрезвился

А я в страстях и думах отрезвился И, от рожденья сельского не лжив, Взглянул вокруг и резко удивился Тому, что я не выброшен и

В защиту судьбы

Ни леса, ни горы не спросили, Ни равнин мерцающую синь, Почему же рекам из России Надо течь в пожарище пустынь? О, земля, славянская, родная,

За них говорю

До сих пор я понять не могу, Как со мною бороться врагу. Все, кто пал на войне от огня, Оживут и пойдут за меня.