Стихотворения поэта Тиняков Александр Иванович

Любовь-нищенка

Моя любовь на фею не похожа: Убогой нищенкой ее верней назвать, Что возле стен, прохожих не тревожа, Бредет — и головы не смеет вверх

Человечество

Я ненавижу человечество. К. Бальмонт В ночи изначальной, безлунной, беззвездной, Меж рытвин, зловонных болот, пустырей, Идущие в бездну, рожденные бездной Потомки полипов, медуз и

Ночные цветы

У моря ночью, у моря ночью Меня полюбит лишь смерть одна. Бальмонт, «Только любовь» Ночью вырастают бледные цветы, Странные и смутные, как мои мечты.

Под игом надежды

Дало две доли Провидение На выбор мудрости людской: Или надежду и волнение, Иль безнадежность и покой. Е. Баратынский («Две дали») Неправо мудрого реченье, Что

Morituri

Воля к жизни, воля злая… Ф. Сологуб Мы все morituri, Мы все — обреченные, Проклятием фурий На муку рожденные. Над всеми простерли Свой полог

Ярко море сверкало лазурное

Ярко море сверкало лазурное Под палящею лаской лучей. Волны мчались за волнами, бурные, С торжествующей песней своей. И прильнувши к утесу безгласному, Словно дальше

Сентябрь

Сонет Повеяло дыханьем Сентября, Прошла пора весенних ароматов! Позднее с каждым днем встает заря, И все грустней звенят часы закатов. Прощальным шорохом наш слух

В ночном кафе

В ночном кафе играют скрипки, Поет, как девушка, рояль И ярко светятся улыбки У жриц веселья — сквозь печаль. Она проходит в черном платье

Осенняя литургия

Березы служат литургию, Блестя одеждой золотой, Внимают им поля пустые Да свод небесный голубой. Да я душой благоговейной,- Склонясь на стебли желтых трав, Внимаю

Моим гонителям

Насолил я всем с избытком: Крайним, средним, правым, левым! Все меня отвергли с гневом И подвергли тяжким пыткам. Голод, холод, безодежье, В снег ступаю

Анне Ахматовой

Ты — изначально-утомленная, Всегда бестрепетно-грустящая, В себя безрадостно-влюбленная И людям беспорывно-мстящая. Но мне при встречах наших чудится, Что не всегда ты будешь пленною, Что

Август

Цветок пылал — и где же? К. Бальмонт, «Август» Дыханьем горьким Август выжег Печать предсмертья на полях И пламя листьев ярко-рыжих Затеплил в вянущих

В чужом подъезде

Со старой нищенкой, осипшей, полупьяной, Мы не нашли угла. Вошли в чужой подъезд. Остались за дверьми вечерние туманы Да слабые огни далеких, грустных звезд.

Рабочий день поэта

Неярок лампы свет под абажуром, Неясен лунный лик за облачною тканью; Скончался день, как и родился, хмурым, Не дав расцвесть ни счастью, ни сиянью.

Что хрупче вас, мечты о славе?

Что хрупче вас, мечты о славе? Что тоньше вашего стекла? Подобно сладостной отраве, Вы льетесь в душу и, как мгла, Фатою легкой укрывает Провалы,